В этой истории невероятно почти все — и то, что у советского танкера «Заветы Ильича», построенного на польской судоверфи им. Парижской Коммуны в Гдыне в 1969 году была «крестная мама», и то, что в роли этой «крестной матки», как называли ее поляки, выступила моя бабушка — жена первого зампреда КГБ СССР, и то, что сбылась роковая примета из-за бутылки шампанского, которая разбилась о борт судна не с первого раза, и то, что горлышко этой бутылки сохранилось до наших дней вместе с трогательным письмом капитана, и то, как двадцать лет длилась дружба Розы Михайловны с экипажем «крещенного» ею судна (даже после катастрофы в Беринговом море), и то, какие чувства вызывают сегодня подробные дневники бабушки о той поездке в Польшу, и, наконец, немыслимая заметка в польской газете о тайном американском документе с планом разрушения Европы (!!), напечатанная рядом с репортажем о «морских крестинах» танкера «Заветы Ильича».

Те, кто давно читают мой блог, знают, что я стараюсь публиковать материалы с привязкой к текущим событиям. Этот материал задумывался давно и поводов для него накопилось предостаточно — то, что происходит сегодня в российско-польских отношениях уже просто неописуемо. Тем поразительнее на контрасте выглядят события эпохи, когда в «нерушимую дружбу» между нашими народами не верить было почти невозможно. И пусть сегодня эксперты говорят о том, что тревожные звоночки были всегда и даже в то время, о котором пойдет речь в этой публикации, но в искренности, с которой пишет о своих впечатлениях о Польше моя бабушка, трудно усомниться.

Из дневников Розы Михайловны Цвигун:

14 ноября 1969 г.

Вчера вечером Сеня (С.К. Цвигун — прим. В.Н.) уехал в командировку, это первая поездка за все время, как мы переехали в Москву.

За время поездки по Польше я получила приглашение Гдыньской судоверфи быть крестной матерью первого корабля, что будет в скором времени спускаться на воду.

Товарищи сдержали свое слово и прислали официальное приглашение.

Официальное приглашение от директора судоверфи в Гдыне в адрес Р.М. Цвигун стать «крестной матерью» танкера «Заветы Ильича». Семейный архив.
Ответ Р.М. Цвигун на приглашение директора судоверфи в г. Гдыня стать «крестной материю» танкера «Заветы Ильича». Семейный архив

5-го сентября я отправилась в Варшаву. Моя поездка совпала с поездкой делегации на празднование 25-летия Органов госбезопасности и в составе делегации поехал и Сеня.

Поездка получилась вдвойне приятной. Я побывала на празднике, а 8-го сентября с Еленой Дмитриевной и Гурэцким отправилась в Гданьск.

Разместили нас в Гранд отеле в Сопоте в номере, где останавливался Де Голль. Великолепный номер в стиле барокко с видом на море. После обеда поехали в театр оперетты в Гдыню, а после театра был дан ужин.

Фрагмент дневника Р.М. Цвигун, 14.11.1969 г. Семейный архив

Утром 9-го сентября после небольшого завтрака поехали на Гданьскую судоверфь. Директор любезно рассказал нам о своем заводе и показал документальный фильм.

Затем поехали на Ватерпласт – место, откуда 1 сентября 1939 г. началась Вторая мировая война (правильно – «Вестерплатте», нем. Westerplatte — полуостров на польском побережье Балтийского моря под Гданьском (Данцигом), где в период с 1 по 7 сентября 1939 года гарнизон польского военно-транзитного склада удерживал оборону против немецких войск – прим. В.Н.) . У памятника возложили венки.  К 2 часам дня прибыли на судоверфь в Гдыню. Я немного волновалась, а вместе со мной и все остальные вплоть до директора.

Надо сказать, что эти минуты не менее волнующие, чем те, когда впервые переступаешь порог родильного дома. Для меня это было впервые. Под музыку мы поднялись по трапу на борт танкера. Там уже были люди – пионеры и технический персонал, члены парткома и комсомола, различные представители.

«Морские крестины» танкера «Заветы Ильича» 9 сентяюря 1969 г. Вторая справа в первом ряду — Р.М. Цвигун. Семейный архив.
«Морские крестины» танкера «Заветы Ильича» в г. Гдыня 9 сентября 1969 г. Вторая справа в первом ряду — Р.М. Цвигун. Семейный архив

Слово предоставили директору судоверфи Михалу Тыминскому. Я нарушила традицию и также выступила с краткой приветственной речью, после чего все спустились в трюм, прошли в специальный понтон, окружающий стык двух частей корабля, и остановились у шва сварки.

Выступление Р.М. Цвигун на «морских крестинах» танкера «Заветы Ильича». 9 сентября 1969 г. Семейный архив
Выступление Р.М. Цвигун на «морских крестинах» танкера «Заветы Ильича». 9 сентября 1969 г. Семейный архив
«Морские крестины» танкера «Заветы Ильича» в г. Гдыня 9 сентября 1969 г.

Здесь уже говорила только я. Перед тем, как разбить традиционную бутылку шампанского я сказала: «Плыви по морям и океанам, славь имя польского судостроителя и честь Советского флота. Пользуясь правом крестной матери, именую тебя именем «Заветы Ильича» и желаю тебе и команде счастливого плавания». Ножницами перерезала веревочку, привязанную к бутылке шампанского. Бутылка ударилась о дно корабля и… ужас! Не разбилась. Наступили секунды тишины и смятения.

По морскому обычаю это плохая примета. Тогда я смело взяла бутылку в руки и, оттянув вниз за веревку, отпустила. Фоторепортеры едва успели отскочить, как во все стороны брызнуло шампанское.

Брызги шампанского от разбитой со второй попытки бутылки о борт танкера «Заветы Ильича». 9 сентября 1969 г., Гдыня. Семейный архив.

Все замешательство длилось не более 2-3 секунд, но было ужасно страшно в наступившей тишине…»

Плохая примета все же сработает: ровно через 10 лет — в октябре 1979 г. на танкере случится авария и произойдет взрыв, судно переломится пополам, погибнет три человека, но экологической катастрофы удастся избежать. А дружба моей бабушки с капитаном и экипажем танкера продлится до самых 1990-х годов, но об этом ниже.

«Потом поднялись на палубу и под звуки духового оркестра сошли по трапу. Я очень расстроилась, но меня успокаивали, что уже второй раз так били бутылку и также было неудачно. Как видно, не сработал расчет. В директорском здании собрались представители двух стран и было подано шампанское.

Директор поднял тост за меня, как матку крестную и преподнес сувениры: бочонок с пробкой от шампанского и надписью на бочонке: тов. Розе Михайловне Цвигун, матке крестной танкера советского «Заветы Ильича» судоверфи «Парижской коммуны» в г. Гданске. 9.10.1969 г., хрустальную вазу с табличкой такого же текста и кулон янтарный».

Удивительным образом этот бочонок вместе с пробкой от того самого злополучного шампанского сохранился до наших дней. Табличка уже отвалилась — высох клей, на котором она держалась, — но надпись читается хорошо. А еще внутри бочонка оказалось вложено письмо капитана танкера, но о нем, я расскажу позже.

Памятный сувенир с горлышком от бутылки шампанского, разбитой в день «морских крестин» танкера «Заветы Ильича». Семейный архив
Именная табличка от памятного сувенира с горлышком от бутылки шампанского, разбитой в день «морских крестин» танкера «Заветы Ильича». Семейный архив
Памятный сувенир с горлышком от бутылки шампанского, разбитой в день «морских крестин» танкера «Заветы Ильича». Семейный архив
Памятный сувенир с горлышком от бутылки шампанского, разбитой в день «морских крестин» танкера «Заветы Ильича». Семейный архив

Из дневников Р.М. Цвигун

14 ноября 1969 г. (продолжение)

«После этого поехали на обед, а после обеда я пригласила всех в номер на шампанское, где в свою очередь преподнесла подарки директору, заму, парторгу, центрмору и представителю кабинета (неразборчиво – прим. В.Н.) при директуре, а также Гурэцкому.

Это для них было неожиданным сюрпризом, отчего было вдвойне приятно и мне, и им.

После двухчасового отдыха пошли на ужин, который прошел, как говорят журналисты, в теплой дружественной обстановке.

Ужин по окончании «морских крестин» танкера «Заветы Ильича». 9 сентября 1969 г., Гдыня. В центре — Р.М. Цвигун. Семейный архив

На другой день я покидала эти прекрасные места, но прежде, чем уехать, мне еще раз захотелось посмотреть на своего крестника. Ведь я его почти совсем не разглядела из-за волнения и времени, которое нас все время подгоняло. Я пошутила, сказав, что хочу посмотреть ребенка, так как боюсь, чтоб его не подменили за мое отсутствие. Еще раз поехали на судоверфь. Посмотрели на «детище» и двинулись в путь.

По дороге купили газеты, в которых сообщалось о спуске нового танкера и о том, что крестной была я.»

Заметка на первой полосе польской газеты Glos Wybrzeza («Голос побережья») от 10 октября 1969 г. о «морских крестинах» с участием Р.М. Цвигун. Семейный архив.

Перевод заметки:

«Морские крестины танкера «Заветы Ильича»

Вчера на верфи им. «Парижской Коммуны» в Гдыне состоялась торжественная церемония присвоения имени новому судну, строящемуся по заказу Советского торгового флота. Это шестой по очереди танкер типа В-72 водоизмещением 20 000 тонн, строящийся половинным методом и соединенный на воде.

Крестной матерью корабля «Заветы Ильича» была Роза Михайловна Цвигун – жена первого заместителя министра внутренних дел СССР (в тексте ошибка в указании должности — не внутренних дел, а госбезопасности — прим. В.Н.). На торжестве присутствовали также генеральный консул СССР в г. Гданьске И.С. Борисов и вице-консул В. Чернышев.

Из-за новой технологии монтажа корпуса церемония морских крестин принципиально отличается от традиционных. Проходят они в понтоне, окружающем место стыка обоих половин судна, а бутылка шампанского разбивается не о борт, а о дно спускаемого корабля».

Это была не единственная публикация о «крестинах»советского танкера: в тот же день в другой польской газете также поместили материал:

Заметка о «морских крестинах» советского танкера «Заветы Ильича» в польской газете Dziennik Baltycki («Балтийская газета») от 10 октября 1969 г. Семейный архив.

Перевод заметки:

«Подводная церемония спуска танкера «Заветы Ильича».

Во второй раз работники Гдынской верфи участвовали вчера в церемонии… подводного спуска.

При электрическом свете в туннеле понтона, окружающего корпус корабля была разбита об его дно традиционная бутылка шампанского. Таким образом, было дано название «Заветы Ильича» очередному танкеру типа В-72/6, построенному на верфи им. «Парижской Коммуны» методом соединения половин на воде.

Крестной матерью 20-тысячника была Роза Михайловна Цвигун, жена первого заместителя министра внутренних дел СССР (опять в тексте ошибка в указании должности — министра не внутренних дел, а госбезопасности — прим. В.Н.). . В торжестве спуска принял участие генеральный консул СССР в Гданьске И. Борисов.

Танкер «Заветы Ильича» будет передан в эксплуатацию советского торгового флота, по заказу которого он строится. Он начнет свою службу в начале будущего года».

Роза Михайловна внимательно ознакомилась с переводами обеих публикаций, которые ей предоставили польские товарищи, и отметила в своем дневнике: «Об одном забыли написать журналисты, а, может быть, они и не знали, что процедура крещения парохода проходила на глубине 7,5 метров». Тщательность, с которой моя бабушка фиксировала детали происходящих событий, в очередной раз поражает. Читаем дальше:

Из дневников Р.М. Цвигун

14 ноября 1969 г. (продолжение)

«Во время церемонии крещения, на обедах и ужинах присутствовали консул, вице-консул и торговый представитель. В основном присутствовали:

1). Тыминский Михал – директор судоверфи «Парижская коммуна»

2). Зачек Станислав – зам. судоверфи

3). Баран Мечислав – диретор «Центрмора»

4). Огородник Александр – руководитель бюро директора (последнее слово неразборчиво. Имя и фамилия очень известны в связи с громким шпионским скандалом, но по моим данным этот человек является лишь полным тезкой печально известного агента «Трианон» – прим. В.Н.)

5). Пожицкий Владислав – секретарь парткома

6) Гурэцкий Казимир и жена Нюся – зам.воеводства

7). Генеральный консул в Гданьске И. Борисов

8). Вице-консул – В. Чернышов

9). Кудлай – представитель торгпредства.

Моя речь:

Уважаемый тов. Директор судоверфи им. «Парижской коммуны» инженер Михал Тыминский! Уважаемый начальник Гданьского отдела торгового представительства в Польше тов. Кудлай!

Дорогие польские товарищи и служащие, инженерно-технические специалисты судоверфи в Гдыне! Разрешите мне от всего сердца поблагодарить вас за оказанную мне большую честь быть крестной матерью вашего детища, построенного по заказу Советского Союза.

Ваши суда бороздят моря и океаны всего мира. Много судов строите по заказу Советской страны. Это свидетельствует о нерушимой дружбе и сотрудничестве во всех областях экономики социалистических стран и, в частности, дружбы советского и польского народов.

Дружба между нашими народами скреплена совместно пролитой кровью в период Второй мировой войны против злейшего врага человечества – гитлеровского фашизма.

Ваш героический, трудолюбивый и талантливый народ под руководством Польской объединенной рабочей партии ценой больших усилий при помощи Советского Союза и др. социалистических стран не только восстановил все разрушенное, но и воздвигнул новые гигантские промышленные комплексы.

Сегодня, в торжественный для вас день традиционный акт крещения судна, построенного для Сов. Союза, разрешите мне горячо поздравить всех вас с новой трудовой победой.

Желаю всем вам, нашим дорогим польским друзьям дальнейших успехов в труде, крепкого здоровья и большого счастья. Слава польским героям труда!»

Искренняя вера бабушки в нерушимую дружбу между Польшей и СССР, ее возвышенные, высокопарные строчки трогают меня до глубины души. Она всегда хорошо чувствовала фальшь в человеческих отношениях, но здесь очевидно, что тогда, 50 лет назад, все выглядело именно так — вызывая вдохновение и оптимизм. Читать это сегодня, одновременно с тем, как Польша отправляет оружие на Украину для противостояния с Россией, попутно отменяя русскую культуру и нападая на российского посла — просто немыслимо. Невозможно уместить это в один мир, в одну жизнь. Либо прошлое, описанное бабушкой, кажется небывалой сказкой, либо нынешние отношения с Польшей — кошмарный сон.

Примечательно, что свою речь бабушка писала в гостинице Сопот — той самой, где когда-то останавливался Де Голль. Сохранилась рукопись этого текста на бумажной салфетке с логотипом гостиницы. Документ ушедшей эпохи.

Фрагмент рукописи речи Р.М. Цвигун, составленной для выступления на «морских крестинах» советского танкера «Заветы Ильича». Октябрь 1969 г., Гдыня. Семейный архив.

«12/IX 69 г. я покинула Польшу и отправилась в Москву. Много незабываемых впечатлений увезла в своей памяти. Если все будет хорошо, то мне предстоит еще поездка на поднятие флага на танкере, который будут передавать команде в феврале 1970 года».

Церемония с поднятием флага состоялась чуть позже — в апреле 1970 года, а в марте бабушка действительно получила приглашение на это знаменательное мероприятие. Польские товарищи вновь сдержали свое слово:

Официальное приглашение Р.М. Цвигун на поднятие флага на танкере «Заветы Ильича». Март 1970 г. Семейный архив.

27 марта 1970 года начальник войсковой части 25500 полковник Кузьмин выдал моей бабушке справку следующего содержания:

Семейный архив

Из дневников Р.М. Цвигун:

30 марта 1970 г.

Поезд 21, вагон 1 Москва – Варшава. Отбыла на подъем гос. флага СССР на танкере «Заветы Ильича».

31 марта 1970 г.

Прибыла в Варшаву.

1 апреля 1970 г.

Поехали в Гдыню. Я, Елена Дмитриевна, Яков Павлович и Михаил Алексеевич.

В Сопоте остановились в отеле. Намеченные для нас номера занял министр иностранных дел Турции со свитой, но и нас устроили хорошо. К нам подключились Леонид Алексеевич Кудлай и Юрий Владимирович Трофимов – вице-консул.

2 апреля 1970 г.

В 11 час. посетили польский грузовой корабль «Замбров» в 7, 5 тыс. тонн. Там был дан обед в присутствии гл. директора Океанских линий в Гдыне Бейдар Станислава – члена бюро обкома.

В 15 час. прибыли на танкер «Заветы Ильича». Поднялись по трапу с вахтенным дежурным и капитаном. Прошли на карму, где были представители судоверфи и наши советские эксперты. На причале духовой оркестр заиграл гимн польской народной республики и медленно пополз вниз польский флаг.

Затем капитан Соколов Виктор Владимирович доложил вице-консулу о том, что для поднятия гос. флага СССР команда готова. Трофимов разрешил поднять флаг и наш серпастый со звездочкой пополз медленно, но верно, широко развеваясь, вверх. Зазвучал гимн Сов. Союза. Торжественно до слез.

Затем пошли на обед.

Провозгласила тост:

«Дорогие товарищи, друзья! В этот торжественный час, как для польских товарищей, так и для советских, мне хочется еще и еще раз сердечно поздравить всех, кто принимал участие в строительстве этого прекрасного морского лайнера. Пожелать счастливого плавания и больших успехов команде танкера, который носит имя всем нам дорогого человека В.И. Ленина.

Так пусть же заветы Ильича воплощаются в жизнь. Пусть вечно крепнет нерушимая дружба между народами Польской соц. Республики и Союза Сов. Соц. Респ.»

Вручила подарки: команде – портрет В.И. Ленина, свой портрет, набор пластинок и шкатулку с видом Спасской башни капитану.

Затем вручила подарки директору судоверфи и его замам. Пока все сидели за столом, пошла познакомилась с командой. Пока их 26 чел., а будет больше сорока. Вручила всей команде значки с портретом В.И. Ленина. Коротко рассказала о себе. Капитан показал мостик, радиорубку, машинное отделение.

Потом гости переместились в каюту капитана, в а 18 ч. 30 мин. поехали в театр, где смотрели оперетту «Синий колпак». После спектакля поехали в гостиницу, поужинали, распили Сов. Шампанское, а утром поехали на Варшаву. Погода портилась, а в Варшаве нас встретила зима.

5 апреля 1970 г.

Состоялась поездка в г. Люблин с Еленой Дмитриевной и Броней Шляхтич.

Посетили курорт для сердечников, спецшколу художественную (270 уч.). Сопровождал нас тов. Свиталя с женой. Ужинали в ресторане «Европа». Была в лагере пленных Майданек.

6 апреля 1970 г.

Поездка в г. Лодзь. Посетили лагерь смертников (скорее всего, речь о музее на месте бывшего детского концлагеря «Киндер КЦ» — прим. В.Н.). Посетили шелковый и хлопчатобумажный комбинаты, трикотажную фабрику. Ужинали в казино.

7 апреля 1970 г.

Поездка по городу. Национальная галерея, ужин на вилле с женой министра, Шляхтичи, Канцевичи, Скоморохины.

Днем были дома у Пельшена, он болеет гриппом.

На ужине я выступила примерно с такой ответной речью:

Уважаемый тов. Министр и милые жены. Я еще и еще раз хочу поблагодарить всех вас и тех, кто устроил мое пребывание в вашей стране.

Когда августе прошлого года мне вручили польские товарищи значок и удостоверение общества «Польско-Советской дружбы», я приняла это как знак уважения со стороны польских товарищей и понимала, что это аванс, в счет которого я должна много сделать для укрепления дружбы между нашими народами.

Сейчас я чувствую себя вроде «постпреда» между Москвой и Варшавой, между морем и сушей, между сов. танкером «Заветы Ильича» и Польской судоверфью им. «Парижской Коммуны». Теперь же я по-настоящему вступила в права и обязанности члена комитета «Польско-Советской дружбы». Я благодарю вас за теплый прием, за интересные и незабываемые встречи на вашей земле. Я желаю вам всего доброго, что могла бы пожелать сама себе. Крепкого здоровья, успеха в работе, счастья в жизни. Спасибо вам за все, мои милые, хорошие друзья. Так пусть же вечно живет и крепнет дружба между нашими народами.

8 апреля 1970 г.

Завтрак в гостинице, проводы на вокзале, день солнечный, чудесный. Вновь наступила весна, букеты чудесных польских гвоздик.

Мои размышления: находясь в Польше, я чувствовала двойную ответственность — гражданскую, как официально прибывшую «крестную мать» на сов. танкере, построенном в Польше и неофициальную, как жены вице-министра гос. безопасности Сов. Союза. Было бы легче, если бы я исполняла одну из этих ролей. Совмещать то и другое намного сложнее.

Мне пришлось встречаться с людьми разных профессий, а быть может и разных убеждений. С одной стороны – судоверфь, строители танкера, интеллигентно-рабочая прослойка. С другой стороны – сопровождающие меня люди, окружавшие во время отдыха – это те, кто разделяет служебные взгляды моего мужа.

Первые смотрели на меня, как на гражданку Сов. Союза, «матку крестну» по обычаю международного морского права. Вторая половина видела во мне прежде всего жену премьер министра (бабушка ошибочно называет должность зам. министра «премьер министром», видимо по причине многодневного погружения в польский язык — прим. В.Н.).

Я сделала все возможное, чтоб и в первом, и во втором случае мы нашли общий язык для сплочения и укрепления дружбы между нашими народами. Если бы меня спросили таможенники: «Везете ли Вы какую прокламацию, я бы ответила, что везу только убеждения. Убеждения в том, что между польским и советским народом дружба и взаимопонимание будут развиваться вечно».

Польские товарищи теперь говорят так: «Мы, как славяне, понимаем друг друга без знания языка» и поднимают тост просто – «Выпьем за славян! – это уже многое значит».

В ту поездку у бабушки завязалась теплая дружба с капитаном и экипажем подшефного ей танкера «Заветы Ильича». Судя по переписке и сохранившимся телеграммам это общение продлилось до Перестройки — последние телеграммы датируются 1986 годом, но, возможно, что контакты были и позже. Эти послания были не просто формальными, а часто очень содержательными и подробными. Вот то самое письмо из памятного бочонка с пробкой от шампанского, разбитого о борт танкера в день «морских крестин»:

Уважаемая Роза Михайловна!

Пользуясь возможностью, сообщаю Вам о выполнении нашего первого рейса, первого задания. Работали мы в Атлантическом океане, Средиземном море по обеспечению горючим маневров ВМФ «Океан». Пройдены первые 6 000 миль. Судно хорошее, мореходное, но главный двигатель доставляет довольно много хлопот. Сейчас стоим в Одессе, пополняем запасы, производим ревизию главного двигателя. По плану завтра 16/5 -70 снимаемся на Констанцу, где примем груз и пойдем на Японию, вокруг Африки. Переход будет большой, поэтому приходится много бегать по вопросам подготовки судна.

Экипаж подобран хорошо, надеемся, что через 2-3 месяца экипаж обучим, полностью ознакомим с устройством и системами и сможем выполнять любые задания.

Пользуясь возможностью, посылаю Вам памятный сувенир, который мне не успели сделать в г Гдыне к подъему флага. Роза Михайловна! Пожалуйста, вышлите в г. Находка «Трансфлот» Ваше пожелание экипажу, написанное от руки для оформления стенда, как мы с Вами говорили.

С уважением, (подпись Савина — прим. В.Н.)

15.05.1970

Письмо капитана танкера «Заветы Ильича» Виктора Соколова Р.М. Цвигун, 15.05.1970. Семейный архив.

О капитане бабушка в дни посещения танкера записала пару строк: «Соколов Виктор Павлович, 43 года. В 50-м году окончил высшее мореходное училище во Владивостоке. с 1957 г. плавает капитаном. Бал капитаном на «Туркестане». Имеет Вьет. нагр. (вьетнамские? — прим. В.Н.)

Телеграмма в адрес Р.М. Цвигун от экипажа танкера «Заветы Ильича». Семейный архив.
Телеграмма экипажа танкера «Заветы Ильича» в адрес Р.М. Цвигун. Семейный архив.
Телеграмма в адрес Р.М. Цвигун от капитана танкера «Заветы Ильича». Семейный архив.

Еще недавно пожелания чистого неба, о котором пишет в своей телеграмме капитан Виктор Соколов, звучало чуть ли не как атавизм, и вот уже это вновь нечто очень важное и актуальное для каждого из нас. Мир вывернулся наизнанку в буквальном смысле, — это особенно ощущаешь на контрасте, погружаясь в архивы моих родных, которые застали, в том числе и эпоху братских связей и возгласов о дружбе навек с Польшей. Невыразимо печально выглядят теперь сохранившиеся приглашения на приемы от посла Польской народной республики, куда мой дед вместе с бабушкой ходили как минимум два раза в год: в июле — по случаю Национального праздника Дня Возрождения Польши и в апреле — по случаю годовщин подписания Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между ПНР и СССР.

Семейный архив
Семейный архив

Но самое невероятное в моем семейном архиве про танкер «Заветы Ильича» все же находится в «подвале» первой полосы газеты Glos Wybrzeza («Голос побережья») — той самой, где напечатали заметку о «морских крестинах» с участием моей бабушки. Прямо рядом с этим текстом — чуть ниже на газетной полосе — была размещена другая заметка под названием «Американский секретный документ о разрушении Европы»!

Фрагмент первой полосы польской газеты Glos Wybrzeza («Голос побережья») от 10 октября 1969 г. Семейный архив.
Заметка на первой полосе польской газеты Glos Wybrzeza («Голос побережья») от 10 октября 1969 г. Семейный архив.

Я обратила внимание на эту заметку, т.к. заголовок был понятен и без знания польского. Остальной перевод удалось быстро получить, благодаря гугл транслейту:

«Восточногерманский еженедельник «Горизонт» в последнем номере публикует подробности секретного американского оперативного плана, направленного на систематическое уничтожение Европы в случае будущей войны и необходимости вывода американских войск с европейского континента. Этот документ под кодовым названием «План № 10-1» является фрагментом ранее неизвестного, гораздо более широкого плана под кодовым названием «ИС-100».

План, обнародованный еженедельником «Горизонт», предусматривает использование ядерных мин, а также химического и биологического оружия, которые уничтожат целые регионы Европы, отравят питьевую воду и сделают непригодными для использования, по крайней мере временно, большие площади сельскохозяйственных угодий.

Еженедельник подчеркивает, что очевидно у США — с союзниками по НАТО или без них — нет шансов завоевать в военном отношении социалистическое государственное содружество, и что такой конфликт должен закончиться поражением агрессора. Однако должно быть препятствие, чтобы этого вообще избежать, — пишет «Горизонт».

До вступления Польши в НАТО оставалось ровно тридцать лет.

Автор — Виолетта Ничкова

Все статьи блога теперь и в телеграм-канале Генерал Цвигун. Частные хроникиhttps://t.me/generaltsvigun

Использование материалов сайта разрешено только при активной ссылке на источник.

Автор generaltsvigun.ru

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s