Генерал Цвигун и генсек Брежнев, знавшие друг друга еще по работе в Молдавии в послевоенные годы, умерли в один и тот же 1982 год: Семен Кузьмич — 19-го января, а потом Леонид Ильич — 10 ноября. Для политологов и конспирологов имел большое значение тот факт, что Брежнев не поставил свою подпись под некрологом Цвигуна. Сколько было построено теорий и предположений в этой связи! Для меня же гораздо более показательным является то, как моя бабушка, — вдова Цвигуна отреагировала на смерть Брежнева и приняла участие в его похоронах. Ее воспоминания об этом я публикую сегодня впервые.

%d0%b1%d1%80%d0%b5%d0%b6%d0%bd%d0%b5%d0%b2_%d0%be%d0%b4%d0%b8%d0%bd-%d0%b3%d0%be%d0%b4-%d0%bd%d0%b0-%d0%b4%d0%b2%d0%be%d0%b8%d1%85

Л.И.Брежнев вручает государственные награды С.К.Цвигуну, первому заместителю председателя КГБ СССР. 1970-е гг. Фото из семейного архива

В годы Перестройки, а потом и в постсоветское время одни писали о том, что Леонид Ильич был «потрясен смертью друга, но не решился поставить подпись под некрологом самоубийцы», а другие, наоборот, муссировали версию того, что смерть Цвигуна была насильственной и не в последнюю очередь потому, что он якобы занимался «делом Галины Брежневой», что якобы возмутило генсека, и поэтому он не стал подписывать некролог. На самом деле, версий того, почему Брежнев не поставил свою подпись, гораздо больше, но ни одной из них я не отдаю однозначного предпочтения.

Тем не менее, отсутствие этой подписи, стало катализатором многих последующих событий. Моя бабушка, Роза Михайловна Цвигун — вдова С.К.Цвигуна -в своем дневнике за 1982 год сделала такую запись: «Отношение к нам сразу изменилось. Все началось с некролога…».

%d0%b1%d1%80%d0%b5%d0%b6%d0%bd%d0%b5%d0%b2_%d0%be%d0%b4%d0%b8%d0%bd-%d0%b3%d0%be%d0%b4-%d0%bd%d0%b0-%d0%b4%d0%b2%d0%be%d0%b8%d1%85-4

Некролог, опубликованный в газете «Правда» 21 января 1982 г. Документ из семейного архива

Бабушка написала в дневнике, что не знает причины, почему подписи Брежнева под некрологом Цвигуна не оказалось, но слов упрека или обиды по этому поводу в ее дневниках я ни разу не встречала. Хотя многие писатели и журналисты нередко спекулировали на этом эпизоде, рассуждая о подковерных политических играх в Кремле и межличностных отношениях представителей верхушки власти в Брежневскую эпоху и сразу по ее окончании. Тем интереснее дневниковые записи Р.М.Цвигун о ноябрьских днях 1982 года: ее реакция на известие о смерти Брежнева, ее участие в похоронах Леонида Ильича, ее наблюдения за тем, что происходило в стране в первый месяц новой, пост-Брежневской эпохи, как быстро все менялось, но было переплетено и связано друг с другом.

Дневник моей бабушки за 1982 год — один из самых важных и интересных. Это единственный дневник, который полностью посвящен и обращен моему деду, Семену Кузьмичу Цвигуну. «Дорогой мой Сенечка!» — почти каждая запись в дневнике начинается именно так. Невероятный и проникновенный диалог, удивительная искренность и любовь. Этот блокнот бабушка начала вести 1 мая — через сто два дня после смерти деда, о чем она и сообщает в первых строчка. Этот дневник был ей необходим, чтобы подробно зафиксировать обстоятельства трагической смерти Семена Кузьмича, поговорить с мужем хотя бы на бумаге и  рассказать о том, как после его ухода изменилась ее собственная жизнь и жизнь всей страны.

Из дневника Р.М. Цвигун (Ермольевой), вдовы С.К.Цвигуна:

11 ноября 1982 г.

Сенечка, дорогой! Новое горе свалилось на Землю. Сегодня в 11 час. радио сообщило, что 10-го ноября 1982 г. в 8 час. 30 мин. скоропостижно скончался наш дорогой Генеральный Секретарь нашей партии, Председатель Верховного Совета СССР Леонид Ильич Брежнев. Смерть вырвала из жизни верного ленинца, борца за мир. Только что в 12 час. опять передали сообщение. И что же это за год! Сколько можно терять дорогих прекрасных людей?!

Обстановка в мире накалилась до предела. Сейчас так необходимо быть сплоченными. Представляю, как переживает сейчас Виолетта, а тут еще и позвонить не может (дочь С.К.Цвигуна и Р.М.Цвигун – Виолетта Цвигун, моя мама находилась в этот момент в длительной командировке в советском посольстве в Париже вместе со мной и моим отцом. Звонки на Родину для сотрудников посольства и членов их семей в то время были возможны только по предварительному заказу у дежурного посольства, связь велась через специально отведенный телефон в отдельном помещении – прим. В.Ничковой)

Первым после сообщения позвонил мне сынок (Михаил Цвигун – прим. В.Ничковой). Сказал, что утрата большая, но надо не распускаться. Сейчас не плакать надо, а работать. Потом позвонила Валя (невестка – жена сына Михаила – прим. В.Ничковой), предложила приехать к ним. Какие хорошие у нас дети!

Я знаю, как бы ты сейчас переживал, но был бы тверд и не велел мне плакать. Сказал бы, что слезами горю не поможешь. Надо быть твердыми, стойкими. Я вижу твое лицо таким, каким оно было в тяжелые минуты. Знаю, что подскочило бы давление, но не раскис бы, а наоборот, был бы весь собран. Постараюсь и я взять себя в руки.

Еще вчера до семи вечера я и предположить не могла. Народ отмечал День милиции. В 19 час. 15 мин. выступил по радио Щелоков, должен был быть концерт. Я была на отчетно-выборном собрании, и все спешили посмотреть концерт. И вдруг вместо концерта стали показывать фильм «Человек с ружьем». Я думала, что концерт пойдет после программы «Время». Позвонила к Мише, и он сказал, что концерт отменили.  «Что случилось?» — «Наверное, кто-то умер из членов ПБ». Миша сказал, чтоб я выпила успокаивающее, все сейчас больные и старые, с каждым может случится.

Позвонил Сережа Дьячков (друг семьи, сын земляков С.К.Цвигуна – прим. В.Ничковой), высказал предположение о том, что кто-нибудь умер, но вроде бы не «первый». Он так сказал уверенно, что я успокоилась. Болел затылок, померила давление – оказывается, подскочило 140 на 100. Выпила лекарство, но спала плохо, просыпалась несколько раз. А утром сообщили печальное известие.

Перед праздниками он вручал награды и голос был твердый. На параде стоял, был на торжественном собрании, сидел на концерте, выступал на приеме. До праздников проводил совещание с военачальниками и вот, не стало. Слов нет, как тяжело.

12 ноября 1982 г.

Сенечка, дорогой! Одно утешение в эти тяжелые траурные дни, что наша партия монолитна, а народ сплочен вокруг нее. Сегодня состоялся пленум ЦК, на котором единогласно выбрали Генеральным секретарем Юрия Владимировича Андропова. Докладывал о мнении ПБ ЦК КПСС Константин Устинович Черненко.

В понедельник, 15 ноября состоятся похороны дорогого Леонида Ильича на Красной Площади. Мне думается, что Ю.В. достойная кандидатура. Приятно осознавать и то, что ты проработал с ним рука об руку четырнадцать с половиной лет, как его первый заместитель.

Его человечность сказалась и в том, что он проводил тебя в последний путь, и ко мне отнеслись, как полагается, а он проявил личную заботу во всех вопросах, которые у меня были.

Тридцать два года знали мы дорогого Леонида Ильича и представить трудно, что больше его не будет. Сегодня я смотрела по телевизору, как он лежит в Доме Союзов, куда приходило прощаться все наше правительство. На улицах порядок, никакой паники, это еще раз говорит о сознательности наших людей. Стареем все потихоньку, так один за другим и уходят.

13 ноября 1982 г.

Сенечка! Только что ездила проститься с дорогим Леонидом Ильичом. В 17 час. 35 мин. приехала к Дому Советов ко 2-му подъезду. Товарищи меня встретили и провели в зал, где сидела Виктория Петровна с сестрой своей и невесткой Людмилой Владимировной. Я поцеловалась с ними и посидела минут десять.

Лежит он, как живой. Люся сказала, что умер он во сне. В.П. еле сидит, но не хочет уходить, держится. Я спросила Люсю, давно ли она сидит, — оказывается с утра. Вот так побудет возле него еще денек завтра и больше не увидит. Все поплачут, и жизнь дальше пойдет, а ей горевать столько, сколько продержится. Тяжелее всех – это ей.

Видела Г.К., выразила ему соболезнование. Держится старик.

Есть у меня билет и на Красную Площадь в день похорон. Если смогу, то пойду обязательно. Почему вы оба ушли от нас в один год? Очень тяжелый год, скорее бы он кончился.

%d0%b1%d1%80%d0%b5%d0%b6%d0%bd%d0%b5%d0%b2_%d0%be%d0%b4%d0%b8%d0%bd-%d0%b3%d0%be%d0%b4-%d0%bd%d0%b0-%d0%b4%d0%b2%d0%be%d0%b8%d1%85-5

Фрагмент дневника Р.Цвигун за 13 ноября 1982 года. Семейный архив.

22 ноября 1982 г.

Дорогой мой! Сколько событий за один месяц! Сегодня состоялся пленум ЦК КПСС. Все ждали его с волнением, и вот результаты. Гейдара Алиевича (Алиева – прим. В.Ничковой) перевели из кандидатов в члены ПБ. Не знаю, как они теперь будут относиться к нам. Я думаю, что забыть то, что ты его когда-то поднял до председателя комитета, а затем с твоей легкой руки он пошел вверх, невозможно забыть. Он молодой, может везде быть использован. Обновили и секретариат, избрали нового секретаря ЦК КПСС.

Ю.В. (Андропов – прим. В.Ничковой) сделал содержательный, острый доклад, предупредил западные державы, что «мы не наивные люди», и если говорить о сокращении вооружения, то только в двухстороннем порядке. Мне это понравилось.

Кириленко ушел из ЦК по собственной просьбе.

Вот пока и все, что мы сегодня узнали, но чувствуется, что перемены будут большие.

25 ноября 1982 г.

Встречалась с Зарифой ханум (супругой Г.А.Алиева – прим. В.Ничковой) в гостинице. Гейдара Алиевича назначили первым зам. пред. Совмина СССР. Для них это и радостно, и горестно. Покинуть родной любимый край не так уж просто. К тому же, надо привыкать к нашему суровому климату. Зато будут все вместе, да и нам как-то теплее, что они будут здесь.

Зарифа Азизовна заверила, что они очень переживали о случившемся нашем горе, и по-прежнему считают нас своими близкими друзьями. Я возлагаю на них свои надежды. Дай-то бог, чтоб было все так, как говорят.

%d0%b1%d1%80%d0%b5%d0%b6%d0%bd%d0%b5%d0%b2_%d0%be%d0%b4%d0%b8%d0%bd-%d0%b3%d0%be%d0%b4%d0%bd-%d0%bd%d0%b0-%d0%b4%d0%b2%d0%be%d0%b8%d1%85-2

Слева направо: Р.М.Цвигун, Виолетта Цвигун (дочь С.К. и Р.М.Цвигун), С.К.Цвигун, Зарифа Алиева (супруга Г.А.Алиева), Г.А.Алиев. Москва, на одном из кремлевских приемов. Начало 1970-х гг. Фото из семейного архива.

Сенечка, друг ты мой бесценный, видишь ли, слышишь ли нас? Горький сказал приблизительно так: «Тяжело похоронить человека, еще тяжелее носить его в своем сердце». Время идет, а горечь не проходит. Мне все тяжелее и тяжелее без тебя. Чем бы я ни старалась заполнить свою душу, она все равно остается пуста. Никому нет до нас дела, все живут со своими радостями и заботами, а о нас позаботиться некому. Мое счастье, что дети наши умные, добрые, любящие.

26 ноября 1982 г.

Сегодня похоронили М.П.Георгадзе (секретарь Президиума Верховного Совета СССР – прим. В.Ничковой). 23-го пришел на сессию и умер. Никто ничем не смог помочь.

Похоронили его на Новодевичьем, в новой части за стеной. Еще один хороший человек ушел из жизни. Стоит у меня фотография, где Л.И., ты и он при вручении тебе звезды генерала армии. И всех троих не стало в течение этого года. До чего же все износились за работой! Не умеем отдыхать, не умеем…»

Горбачев_5

Л.И.Брежнев, М.П.Георгадзе, С.К.Цвигун. Вручение маршальской звезды, 27.12.1978 г. Автор фото — С.Гурарий, фотокорреспондент газеты «Труд». Фото из семейного архива

Горбачев_7

Л.И.Брежнев, М.П.Георгадзе, С.К.Цвигун. Вручение маршальской звезды, 27.12.1978. Автор фото — С.Гурарий, фотокорреспондент газеты «Труд». Фото из семейного архива

«Пятилетка пышных похорон», которая началась с кончиной Брежнева, только набирала обороты.

Автор: Виолетта Ничкова

Использование материалов сайта разрешено только при условии активной ссылки на источник.

 

Автор generaltsvigun.ru

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s