Большая фотография легенды советского кино Любови Орловой с дарственной надписью всегда стояла у моей бабушки Розы Михайловны Цвигун за стеклом в библиотеке на самом видном месте – рядом с фотографией наших космонавтов на трибуне Мавзолея. О том, что моя бабушка и мой дед, Семен Кузьмич Цвигун общались с четой Любовь Орлова – Григорий Александров, я много слышала, но о том, что мой дед был консультантом одного из последних фильмов мэтра отечественного кинематографа, узнала гораздо позже. И только теперь, «путешествуя» по страницам бабушкиных дневников, открылась мне вся правда об этой старой фотографии и трогательной дружбе моих родных с этой удивительной парой выдающихся творческих людей.

«Дорогим друзьям, Розе Михайловне и Семену Кузьмичу с чувством большой дружбы и симпатии! Любовь Орлова. 14-1-1972 г.»

%d0%be%d1%80%d0%bb%d0%be%d0%b2%d0%b0_1

Любовь Орлова. Автор фото — П.Боброва, 1971 г. Фото из семейного архива.

Оказалось, что это не просто фотопортрет, а одна из проб Орловой на роль разведчицы Людмилы Грековой («Лира») в фильме Григория Александрова «Скворец и Лира» (1974), — последнем фильме Орловой, киноленте с трудной судьбой, вызвавшей много кривотолков и пересудов. Некоторые подробности о сюжете и истории создания фильма «Скворец и Лира» можно найти в статье Википедии, а малоизвестные факты – в моей заметке. Думаю, после чтения моего текста, вряд ли можно будет думать, что фильм, как говорили некоторые, «запретили компетентные органы».

Фотография была подарена Семену Кузьмичу и Розе Михайловне Цвигун 14 января 1972 года, когда они приезжали на дачу к Орловой и Александрову. Это был чудесный день, проведенный у камина в разговорах и в каком-то особом, творческом, срежиссированном молчании, загадывании желаний и откровениях о своих мыслях. В тот же день Александров подарил Семену Кузьмичу свой сценарий фильма «Скворец и Лира» с дарственной надписью. Судьба фильма складывалась трудно, позже его производство и долгая дорога до экрана обрастет множеством слухов, но в записях бабушки останутся заметки о работе над ролью Любушки, как она сердечно называла Любовь Орлову. Как выглядела, как иронизировала о газетных слухах о себе, что курила, ела и пила, как было обустроено гнездышко советской кинодивы и даже Орловский рецепт стирки носовых платков – в сегодняшнем блоге.

Из дневниковых записей Р.М.Цвигун

ЗНАКОМСТВО

23 января 1971

Была в ресторане «Советский» на чествовании Анатолия Владимировича Софронова (скорее всего, отмечали 60-летие Софронова — главного редактора журнала «Огонек» в 1953 — 1986 гг., литератора, журналиста, поэта – прим. Виолетты Ничковой). Народу было много, человек 200-250. Сначала я ехать не хотела, а после обеда решилась. Что стоит поехать на часик, посмотреть на литературную богему»? И, надо сказать, что потом не пожалела.

Со мной был Александр Федорович (предположительно Кравченко, советский писатель – прим. В.Ничковой). С его подачи я познакомилась с Любовью Петровной Орловой. Это, пожалуй, единственная кинозвезда, которая мне всегда нравилась и нравится. Нас собралась компания в восемь человек: Л.Орлова, А.Ф., я, зав. Международным отделом журнала «Огонек» с женой и трое мужчин из райкома комсомола и партии.

Это был первый случай, когда я видела Орлову не в кино и не на сцене. На ней были черные брюки из шерстяной ткани и черный жакет под кожу. Среднего размера квадратная сумка черного лака, которая почему-то была не застегнута и из нее выглядывали сигареты «Кент». Прическа, которую мы привыкли видеть на всех фотографиях. В ушах – жемчужные подвески, которые также знакомы нам по фото. На шее тонкая ниточка из жемчуга, завязанная в узелок. На вид ей можно было дать не больше сорока, и только пальцы рук выдавали ее старость. Они сухи, костлявы, падагрические, и чтобы не привлекать к ним внимания, на пальцах нет ни одного кольца.

На лице не видать никакого грима, если не считать подсиневатых век, морщинистость которых часто ретушируют темными тонами. Глаза светлые, но какие точно, разглядеть не пришлось.

Мы быстро все освоились за столом, как будто давно друг друга знали. В своем наряде она была так изящна и так молода, что трудно было оторвать от нее глаз!

%d0%be%d1%80%d0%bb%d0%be%d0%b2%d0%b0_2

Любовь Орлова (в центре) с Анатолием Софроновым, главным редактором «Огонька» (справа). Ужин в ресторане гостиницы «Советская». На обороте фото — рукописная пометка Р.М.Цвигун о том, что это ужин в честь 50-летия журнала «Огонек». Однако, полувековой юбилей «Огонька» отмечали в 1973 году, а это, вероятнее всего, тот самый юбилей А.В.Софронова в январе 1971 г., о котором идет речь в дневнике. Фото из семейного архива.

Л.Орлова ела все, что было на столе: свежие помидоры, огурцы, отварную осетрину, заливную рыбу, масло сливочное, хрен и пила коньяк. Наши взоры устремились в ее тарелку. Вспомнили  о статье в «Неделе» о том, как живет и питается Орлова, и долго смеялись, когда она рассказывала о слухе, который распускают о ней: «Разве вы не знаете, что у Орловой в квартире огромный бассейн, в котором она подолгу плавает? Ест она совсем немножечко творога и капельку хлебца, выпивает маленькую чашечку кофе и на чем только я держусь – сама не знаю! А операции? Ведь меня всю изрезали, просто брали и отрезали куски мяса, а что касается живота, то его просто нет – его вырезали и выбросили».

%d0%be%d1%80%d0%bb%d0%be%d0%b2%d0%b0_3

Любовь Петровна Орлова (слева), Роза Михайловна Цвигун (вторая справа). Ужин в ресторане гостиницы «Советская». Предположительно это и есть 60-летний юбилей главного редактора журнала «Огонек» А.В.Софронова в январе 1971 г., о котором пишет в дневнике Р.М.Цвигун. Фото из семейного архива.

Да, говорят многое, а в жизни, это очень интересный человек и собеседник. Она сразу запомнила мое имя и отчество и все время предлагала мне закуски, — то хрен, то грибы под водочку. Оказалось так, что я одна пила водочку, а все остальные пили коньяк. Она заявила, что она ест не рыбу с хреном, а хрен с рыбой, что любит маринованные грибочки и вареную осетрину. Рассказывала о том, как однажды, давно в молодости, когда она еще только начинала играть, к ним приехал Станиславский и после (представления — ?) был ужин. Возле него на столе стоял хрен и, обратившись к нему, она спросила: «Если Вам не нужен хрен, то передайте его, пожалуйста.» Он посмотрел на нее и ответил: «Я уже сам давно старый хрен!» — «Я так смутилась», — продолжала Орлова, — «что стала его убеждать, что вовсе он не старый и даже еще симпатичный. Он смотрел на меня и бог знает о чем думал, а я все больше и больше смущалась. На следующий день в артистической уборной было много разговоров. Мне сказали, что своим ответом он выдал мне аванс. До меня это не доходило, так как в то время я была влюблена в одного молодого человека и ни о каком Станиславском не думала иначе, как о великом режиссере.»

Рассказала она еще об одном случае, как в одном из недозволенных мест она переходила улицу. Вдруг раздался свисток милиционера, и она слышит: «Девушка, девушка! Куда Вы идете: Вы нарушаете правила». – «От слова «девушка» у меня так забилось сердце, что я встала и ждала, когда он подойдет и оштрафует меня. Я готова была уплатить десятку, только бы он меня еще раз так назвал».

%d0%be%d1%80%d0%bb%d0%be%d0%b2%d0%b0_4

Любовь Петровна Орлова (слева), Роза Михайловна Цвигун (справа). Ужин в ресторане гостиницы «Советская», предположительно юбилей главного редактора журнала «Огонек» А.В.Софронова, январь 1971 г. Фото из семейного архива

Из-за стола я ушла в 21 час., еще далеко до конца. На прощание мы выразили надежду, что обязательно с ней встретимся, расцеловались, и она подарила мне из вазы две красивые гвоздики. На вечере выступали Михалков, бывшая партизанка с Брянщины, бывшая радистка «Стрелка» (?), Орлова, Вучетич и многие другие. Сам юбиляр пел «Шумел сурово Брянский лес» (советская героическая песня времен Великой Отечественной войны, стихи А.В.Софронова, муз. С.А.Каца – прим. Виолетты Ничковой) и другие песни, написанные Кацем.

НА ДАЧЕ У ОРЛОВОЙ И АЛЕКСАНДРОВА

Из дневниковых записей Р.М.Цвигун:

15 января 1972

Замечательный день! Мороз, солнце, мы отправляемся на дачу Г.В.Александрова и Л.П.Орловой. Любовь Орлова! Все самое приятное в моем детстве связано с этим именем, но виделись мы всего однажды в прошлом году. И вот сегодня мы едем к ним на дачу.

В глубине двора стоит замысловатая дачка. Навстречу к нам спешит хозяин – Григорий Васильевич, среднего роста, плотного телосложения. Пожилой мужчина. Разведя руки в стороны, он приветствует нас.

— Роза Михайловна! – целует руку.

— Семен Кузьмич! – крепкое рукопожатие.

На приступках крыльца – черный железный кот-скоба: хозяин предупреждает: «Это ничего особенного, не думайте, что кошка перешла дорогу, это просто для очистки обуви от грязи».

Берусь за дверное металлическое кольцо, над которым вырезано сердечко и открываю дверь. Небольшая прихожая, узкий коридорчик. Прямо – комната, через раму двери видно Любовь Петровну и Владимира Федоровича – он приехал раньше нас. Любовь Орлова! Такая, как «сто лет назад», будто только с экрана. 70 лет, а она все та же Любовь!

Положа руку на сердце, ей дать лет 40-45. Элегантно подчеркнута фигура. Черный свитер, на груди цепь с медальоном, на котором изображен профиль Нефертити, черная юбка-миди на пуговицах с разрезом спереди, через который просвечивается ножка в светлом чулке, и черные лодочки. Просто, мило, элегантно.

В глазах светится Орловский восторженный огонек. Она ждала, она рада нашему приходу. Пока мы раздевались, Любушка подошла к нам. Поцелуи, слова приветствия. Проходим в большую комнату-гостиную. Совершенно индивидуально, ничего стандартного, все в русском старинном духе и только рояль напоминает о салоне. Потолок в черных деревянных балках. Справа в углу – камин, диван, два кресла и столик. На табуретках из дерева старинной работы – цветы-цикламены.

Слева – длинный стол и две скамейки вдоль стола, придвинутые к стене. На самой левой стенке – шкаф, если можно так сказать, а скорее полки в нише: на них керамика разных времен и континентов. Керамическое блюдо Пикассо с изображением рыбы. В узком окошке рядом с буфетом – своего рода «горка» со стеклом – вазочки, бокалы, — коллекция, интересно просматривающаяся на свет с улицы.

Небольшая заминка. Гости и хозяева, можно сказать, встречаются впервые. С чего начать разговор? Хозяин предлагает что-нибудь из напитков. Токай, вермут, виски. Решили виски. Осмотрели комнату, сувениры, венок за «Встречу на Эльбе», венок из бумажных цветов с Хиросимы. Присматриваемся друг к другу, стирается неловкость первых минут, и вот мы за столом.

Григорий Васильевич и В.Ф. на одной стороне скамейки, мы втроем – я, Сеня и Л.Л. напротив. В центре стола – гондола из глины и цикламенами. Из напитков – графинчик с водой, бутылка с водкой на корочках, водка охотничья в бутылке с музыкой и венгерское красивое вино «Бычья кровь». Из закусок: лобио, сардины с лимоном, яйцо с зернистой икрой, салат из крабов и яблок, капуста квашеная с яблоками, купаты.

Л.П. рассказывает об игре-перекличке: «Гришечка! Как дела?» — «Хорошо, Любушка! – Роза Михайловна, как дела?» — «Хорошо, Л.П.!» и т.д. Кроме простого чокания было еще соединение всех бокалов вместе и молчание, в момент которого задумывается желание, затем пьем.

После закусок Г.В. приготовил шашлык по-карски, прямо в камине. Шашлык немного пригорел и мясо было старовато, но все сошло в милой компании.

Из-за стола пошли в кабинет Г.В. Поднялись по узенькой деревянной лестнице на второй этаж. В узком коридорчике на стенах – уникальные фотографии с дарственными надписями Льва Толстого, Шаляпина, Ч.Чаплина, Александров в молодости идет на проволочном канате, Калинин при вручении орденов.

И вот мы в комнате Г.В. Прямо – письменный стол, слева – не кровать, а скорее тапчан широкий, покрытый пледом. Везде на полках книги. Я с Л. Посидели на кровати, а Сеня и Г.В. в креслах у стола.

Г.В. подарил с надписью свой сценарий, по которому в этом году начнут снимать фильм с участием Орловой в роли разведчицы. Любонька подарила фотографию, одну из проб, отснятых для фильма.

Затем она предложила пройти в ее комнату. Сеня долго не соглашался, говорил, что неудобно переступить порог женской комнаты. Любовь настаивала, тогда он сказал, что пойдет после ее мужа. Комната как гнездышко. Широкая кровать, вдоль стен – диванчики, в углу левом – камин, в правом – трельяж. На окнах, на кровати, на диванчиках – ситцевые занавески и чехлы светлого тона с цветочками и оборкой. В центре потолка – старая хрустальная люстра, чуть ли не Елизаветы или Екатерины. Зажгли свечи на камине.

Мы сели на угловой диванчик, а Г.В. – в кресло, положив ногу на ногу и не скрестив руки, а соединив палец с пальцем, упираясь локтями на подлокотники кресла. Это, как видно, одна из его любимых поз для раздумья. У него совсем седые ресницы, смотрящие стрелками вниз, светлые глаза, седая голова.

Л.П. или С.К. предложили посидеть молча и сказать, кто о чем подумал. Каждый высказал свои мысли. Затем спустились вниз, сели на диван у камина. Пили кофе, коньяк армянский, фрукты лежали на плетеной деревянной тарелке.

В 19 час. Мы стали прощаться с милыми хозяевами. С ними трудно расставаться, хочется побольше узнать об их жизни, но пора, на улице мороз, и шофер боится, что замерзнет мотор.

Надо сказать, что за столом присутствовала двоюродная сестра Г.А. ….. Алексеевна. В прошлом – учительница, очень образованный человек. Любушка сказала, что она помогает учить ей роли. В доме есть женщина, помогающая по хозяйству, лет 45-и и рыжий кот, точь-в-точь как был у нас Рыжик.

И еще одна деталь: на стенке висят колокольчики, как у коров. Л. Взяла маленькую коробочку, а Г.В. ударил в колокола, и тут Л. Сказала: «Гришечка!» — и из коробочки донесся протяжный звук ревущей коровы. Она щее позвала: «Гришечка!» — и послышалось блеяние козла. Было весело, все смеялись.

Л.П. рассказала о том, как Г.В. подменили шапку и вместо ондатровой он три дня ходит в кроличьей, но обратил внимание, только когда Л.П. спросила, что это за шапка. Он сказал: «Не знаю, но чувствую, что она давит мне голову.»

Мы распрощались.

Я долго не могла уснуть в эту ночь. Мысленно бродила по миленькому, необычному в наше время дому Орловой. Какая богатая событиями была у них жизнь и с какими трудностями приходилось им выпускать фильмы! Жду новых встреч.

РЕЦЕПТ «ОРЛОВСКОЙ» СТИРКИ НОСОВЫХ ПЛАТКОВ

Из дневниковых записей Р.М.Цвигун

11 мая 1972

Позвонила Любушка (Орлова). В разговоре она заметила, что ее «мадам» (домработница), которая приходит через день и получает 70 рублей в месяц, не стирает носовые платки Григорию Васильевичу.

— Я сама их стираю. Могу поделиться опытом. Замачиваю в «Дарье» на ночь, а утром полощу – и все».

ЮБИЛЕЙ ГРИГОРИЯ АЛЕКСАНДРОВА

Из дневниковых записей Р.М.Цвигун

7 февраля 1973

С Валей (Валентина Цвигун — невестка Р.М.Цвигун, т.е. жена сына Михаила — прим. В.Ничковой) были в Доме Кино на чествовании Григория Васильевича Александрова по случаю семидесятилетия и присвоения высокого звания Героя Соц. Труда.

Мы чуть не опоздали, приехали за пять минут до начала. Все места были уже заняты, и мы уселись сбоку на балконе. Хоть и далеко, да все было видно. Любовь Петровна была очаровательна. В голубом длинном платье, белых перчатках и в норковом палантине пастельного цвета. Она сидела в кресле как королева.  И недаром, кажется, М.Донской сказал в своем приветствии, что у Александрова была одна звезда, а теперь стало две.

Много теплого в адрес юбиляра и этой замечательной пары сказал Образцов. Он заметил, что впервые открыл Орлову, как звезду, когда она пришла в театр Немировича-Данченко. Это было 47 лет тому назад. Он говорил о большой человеческой любви и уважении друг к другу этой пары. Что каждый день рождения Орловой Александров дарит ей живые цветы… «А что, если вы будете в ссоре?» — спросил их как-то Образцов – «Тогда цветы послужат примирением,» — ответил Александров.

Оказывается, каждый Новый Год Любовь Петровна и Григорий Васильевич берут бутылку шампанского и идут в лес встречать Новый год.

Чем больше узнаешь об этой семье, тем больше проникаешься любовью к ним, этим большим труженикам, как говорили выступающие, к людям большой культуры.

Они очень уважительно относятся к нам. Сама Л.П. звонила и говорила с Велой (Виолетта Цвигун — дочь Р.М.Цвигун — прим. В.Ничковой) и со мной и приглашала на этот юбилей. Пойти смогли мы с Валей. В перерыве мы подошли к Александрову. Он узнал меня и обрадовался. Я поздравила его от всей нашей семьи, сказала, что С.К. не может быть сегодня здесь. Тогда он попросил кого-то из мужчин провести нас к Л.П.

Мы спустились вниз, в маленькую комнатку, отведенную в этот вечер для них, где они, как видно, раздевались. Она сидела одна. Увидев нас, она встала и пошла мне навстречу:

— Дорогая Роза Михайловна! Как я рада Вас видеть!

Мы поцеловались, и я поздравила ее. Затем я представила ей Валю, как свою сноху.

— А я ее знаю, — заявила Л.П. – Мы с ней по телефону говорили. Ну, очень приятно! Садитесь, пожалуйста. Хотите закурить? «Кент».

Я не отказалась, чтобы как-то скрыть свое волнение. Ведь рядом была Орлова. Разве можно поверить, что ей семьдесят первый год! Немного похудела с тех пор, как я ее видела последний раз. Глаза уставшие, но хороша! Узкий, низкий вырез-каре на платье открывал кусочек груди, где нет ни одной морщинки. В конце выреза – брошь металлическая с цветной эмалью, изображающая букет цветов, похожих на маргаритки. Такой же браслет и клипсы. Все очень подходит к голубому платью, светлым волосам и палантину.

Из разговора выяснилось, что палантин взят из холодильника напрокат, а комплект украшений принадлежат художнику, (не запомнила точно какому, но он делает эскизы и посылает в Чех. Для бижутерии) и сумочка из серебряной кожи или металла – в виде несессера для косметики так же его.

В дверь постучали и вошла пожилая актриса, безусловно годами моложе Л.П., но, увы, чего не дано, того не дано – молодостью она не дышит. Она также снимается в «Скворце и Лире». Посыпались комплименты в адрес Л.П. Потом шутили по поводу мехов, какие Л.П. видела в холодильнике, по адресу администрации театра, без которой можно прожить, т.к. и с ними и без них спектакли шли, а зарплаты не прибавляют.

Л.П. сказала, что она совсем не волновалась, а в паузах между приветствиями репетировала роль сцены, которую завтра в 12 час. будут снимать.

Затем пришел юбиляр. Он занес небольшой адрес и сказал:

— А это мы заберем домой сами, это от Семена Кузьмича.

Я поняла, что в данный момент, когда он ставит фильм о разведчиках, ему особенно дорог этот адрес, и он его принес сам, никому не доверив, чтобы отправили домой. Ни цветов, ни адресов в этой комнате не было. Все кто-то, видно, собрал и отвезет им на квартиру.

Затем пошли в зал, где показали кусочек отснятой пленки из фильма Александрова и потом демонстрировался фильм «Встреча на Эльбе». Они досмотрели до того кадра, как появилась на экране Орлова и ушли. Мы ушли за ними.

На улице, садясь в машину, мы помахали им, — они уже были в машине — и разъехались. Незабываемый вечер. Когда видишь этих людей, говоришь с ними, делаешься сам как-то лучше.

И еще один момент, о котором хочется сказать. Когда шли в зал для просмотра фильма, то получилось так, что я с Александровым, разговаривая, оказалась на две ступеньки выше, а Орлова, Валя и актриса из «Моссовета» очутились позади нас. Я остановилась и сказала:

— Любовь Петровна, пожалуйста, пройдите вперед.

— Нет, нет! – возразила она, Вас проведет Григорий Васильевич.

Скромность, такт, умение уважать других – все подчеркнуто было в этих людях.

А я была с таким охрипшим голосом, с трахеитом, но разве можно было не пойти на встречу с этими милыми людьми!

В разгар съемок фильма «Скворец и Лира», часть которых проходила в ГДР, Григорий Александров прислал своему консультанту – первому заместителю председателя КГБ СССР Семену Кузьмичу Цвигуну и его супруге Розе Михайловне открытку из немецкого города Вернигероде с видом старинного замка, где в тот момент проходила работа над фильмом.

%d0%be%d1%80%d0%bb%d0%be%d0%b2%d0%b0_7

Открытка от Григория Александрова с видом замка в г. Вернигороде. Семейный архив.

«Дорогие наши друзья – преодолевая ряд трудностей и (в том числе) дожди, все же снимаем в этом замке эпизод с тетей Шровенхаузен! Сердечный привет! Ваши Л. Орлова и Гр.Александров.

%d0%be%d1%80%d0%bb%d0%be%d0%b2%d0%b0_8

Открытка от Григория Александрова из города Вернигероде. Начало 1970-х гг. Семейный архив.

Сохранились и другие открытки от четы Орлова-Александров. Вот, к примеру, одна из них:

%d0%be%d1%80%d0%bb%d0%be%d0%b2%d0%b0_6

Поздравительная открытка от Григория Александрова. Семейный архив.

«Дорогой и милой Розе Михайловне сердечные приветы, горячие пожелания самого доброго и хорошего в день светлого, весеннего, женского праздника! Семену Кузьмичу и всему симпатичному семейству – наши симпатии и дружеские приветы. Ваши Л.Орлова, Гр.Александров». Примечательно, что даже конверт легендарный советский режиссер оформлял творчески, собственноручно разрисовывая цветами красных тюльпанов:

%d0%be%d1%80%d0%bb%d0%be%d0%b2%d0%b0_5

Конверт, подписанный от руки Григорием Александровым, с поздравительной открыткой в адрес Розы Михайловны и Семена Кузьмича Цвигуна. Семейный архив.

ПРОЩАНИЕ С ОРЛОВОЙ

Из дневниковых записей Р.М.Цвигун

28 января 1975

Позвонил Кравченко и сообщил, что вчера умерла Л.П.Орлова. Что теперь будет с Александровым? Второй такой супружеской пары я не встречала.

29 января 1975

Какое ужасное совпадение: в день рождения Л.П.Орловой состоялись ее похороны. Гражданская панихида состоялась в театре им. Моссовета. Два часа я просидела в партере и два часа лила слезы. Мы с ней не прощаемся, она вновь придет к нам с экрана.

Так получилось, что январь стал для Любови Орловой и месяцем ее рождения, и временем ее смерти, но моей бабушке Розе Михайловне Цвигун январь подарил когда-то знакомство с этой выдающейся актрисой, которой она восхищалась со времен своей юности. В январе родился и Григорий Александров. Именно морозным январем 1972 года Роза Михайловна с Семеном Кузьмичем ездили на дачу к Орловой и Александрову. Именно в январе десять лет спустя не стало и самого  Цвигуна. Странный он, этот первый месяц каждого нового года — дающий и отнимающий.

Автор — Виолетта Ничкова

Использование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки на источник.

Автор generaltsvigun.ru

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s