8 декабря 2016 года председатель Российского исторического общества (РИО) Сергей Нарышкин презентовал в Москве трехтомное издание «Л. И. Брежнев. Рабочие и дневниковые записи». Как сообщает ТАСС, на презентации Сергей Нарышкин отметил следующее: «Многие документы публикуются впервые, а личный дневник делает издание по-настоящему уникальным. Насколько мне известно, никто из советских лидеров (кроме Брежнева) никогда не вел свой личный дневник. Думаю, что этот сборник, эти три тома, станут таким хорошим подспорьем для исследователей, для тех, кто хотел бы бы правдиво и непредвзято рассказать о той противоречивой эпохе».

У меня особенно трепетное отношение к жанру дневников, тем более, что в наш информационный век, современные дневники, как ни странно, обесцениваются. Личных и одновременно доступных публике дневников — «блогов» — несметное количество, они множатся ежедневно в пугающей геометрической прогрессии. Фиксируется все и вся, проблема в переизбытке и тотальной архивации текущего момента, поэтому будущие поколения будут ценить тех, кто в этих терабайтах информации сможет найти главное и нужное. Мы же с вами еще застали эпоху, когда ценность представляют сами дневники прошлого — они еще обладают  таким качеством как редкость, в них есть те крупицы зафиксированной на бумаге жизни, о некоторых эпизодах которой, порой, не осталось никакого другого свидетельства. Написанные от руки, они заключают в себе живую связь времен. Держать в руках эти оригинальные тетради и блокноты — особое ощущение. Тем не менее, есть другая проблема — где грань конфиденциальности?

Будет очень интересно прочитать дневники Леонида Ильича, тем более, что я много о них слышала ранее. В то же время, знакомые говорили, что это по большей части записи скупые и «телеграфные». Однако, хотел бы Брежнев, чтобы личные записи стали достоянием общественности? Относительно рабочих заметок вопросов быть не может, ведь как государственный деятель он понимал, что все, относящееся к его работе, автоматически станет архивом и будет отдано на суд истории. А вот, как быть с записями частными, которые тоже вошли в трехтомник? Надеюсь, найти какие-то размышления самого Брежнева на этот счет.

Мне повезло: моя бабушка, писательница Роза Михайловна Цвигун (публиковалась под псевдонимом Р. Ермольева), супруга С.К.Цвигуна (первого председателя КГБ СССР в 1967 — 1982 гг., хорошо знавшего Брежнева еще до его восхождения на Олимп власти), не только всю жизнь вела дневники, но и неоднократно в своих записях подчеркивала, что желала бы, чтобы они однажды были опубликованы.  Я надеюсь в будущем осуществить ее волю, работа с дневниками продолжается, и сегодня я делюсь очередной порцией этих записей. Не только в связи с публикацией дневников Брежнева, но и с приближающимся 110-летием со дня рождения Леонида Ильича, которое будет отмечаться 19 декабря, публикую выдержки из дневников бабушки, где она делится впечатлениями о редких походах в гости к генеральному  секретарю.

Сразу оговорюсь: в семейных архивах нет ни одной личной фотографии моего деда, С.К.Цвигуна и, тем паче, бабушки с Брежневым в неофициальной обстановке. Все фотографии, где Цвигун фигурирует вместе с Брежневым — это протокольные фотоснимки о награждении или других официальных событиях. Поэтому в этой заметке я публикую фотографии моей бабушки, автора дневников, а эту фотосессию провел в начале 1970-х гг. известный фотограф и фотокорреспондент Николай Кочнев.
%d0%b2-%d0%b3%d0%be%d1%81%d1%82%d1%8f%d1%85-%d1%83-%d0%b1%d1%80%d0%b5%d0%b6%d0%bd%d0%b5%d0%b2%d0%b0_3

Р.М.Цвигун у себя дома в Москве, в квартире на ул. Горького. Начало 1970-х гг. Автор фото — Н.Кочнев. Фото из семейного архива

По записям бабушки можно проследить некоторую закономерность и, как модно сегодня говорить, «формат» отношений семьи Цвигун и семьи Брежнева. Они добрые, радушные, но с определенной и четкой долей вежливой дистанции. Доброта есть, а панибратства нет. В дневниках бабушки это хорошо ощущается — осознание разницы положения, восхищение и интерес наряду с милой стеснительностью — не нарушить бы покой, не засидеться бы. И неизменное многократное  подчеркивание простоты и непосредственности, которые остаются присущи Брежневу на протяжении десятилетий — обратите внимание на даты записей, фрагменты которых я привожу ниже.

Самая ранняя запись в дневниках Р.М.Цвигун о походе в гости к Брежневу относится к 27 февраля 1967 года. Еще и года не прошло, как Брежнев стал генеральным секретарем: в 1964 г. он был избран Первым секретарем ЦК КПСС, т.е. первым лицом в СССР, но привычную для слуха наших современников должность «генсека» он занял 8 апреля 1966 г., когда должность генерального секретаря ЦК КПСС была введена взамен Первого секретаря, а Президиум ЦК КПСС превратился в Политбюро. В тот период Цвигун с семьей еще находится в Баку, где возглавляет КГБ Азербайджана. Андропов еще не пришел в КГБ на Лубянку — там пока руководство принадлежит Семичастному. Но совсем скоро — уже мае 1967 года — произойдут большие перемены.

А пока в последний день зимы 1967 г. Роза Михайловна со своей дочкой Велой (Виолеттой) находится в командировке в Москве. Бабушка  приехала навестить своего сына Михаила — он молодой арабист, учится на последнем курсе МГИМО и должен вот-вот улететь на свою первую дипломатическую практику в Дамаск. С Брежневым до этой встречи бабушка не виделась долгих 15 лет, еще со времен совместной работы Семена Кузьмича и Леонида Ильича в Молдавии.

Из дневников Р.М.Цвигун:

27 февраля 1967 г.

С аэродрома прямо с посылкой поехали с Велой к В.П. (Виктория Петровна Брежнева, супруга Л.И.Брежнева – прим. Виолетты Ничковой). Время было около 19 ч. Нас очень приветливо встретили, а минут через двадцать позвонил Л.И. Она сказала, что у них гости и назвала кто. После звонка минут через десять приехал Л.И.

Таня (помощница по хозяйству – прим. Виолетты Ничковой) доложила о его приходе. И вот в комнату (в кабинет), где мы сидели, вошел ОН с папкой в руках. Просто, с улыбкой, присущей ему, поздоровался с нами за руку. Спросил: «А где сам Цвигун? Он что, не приехал?» Минут пятнадцать посидели, поговорили, и, конечно, пошутили.

Этот человек умеет как-то по-особому делать обстановку простой, независимой. Сидел он на диване между Велой и В.П., я сидела в кресле. Подсчитали, что не виделись пятнадцать лет. За это время он порядком изменился. Глаза, брови стали уже не те. Чувствуется усталость в глазах и голосе, но манера держаться осталась прежней.

Мы хотели уйти, дать возможность отдохнуть человеку так, как он привык это делать дома, но нас не отпустили, пригласили к столу ужинать. Угощение было по-домашнему простое: селедочка, барабулька, копченая килька, картошка отварная, винегрет, рыба в маринаде, домашняя колбаска и сало, привезенное Таней из деревни, огурчики. Пили водку «Выборова», коньяк и вино венгерское «Бычья кровь». Но главной пищей было простое, хорошее настроение, внимание к нам со стороны хозяина.

В конце пили чай с вареньем из мелкой сливы и клубники, а он пил молоко. Вспомнив Семена, он сказал: «А мы ему сейчас позвоним». Я очень заволновалась, вдруг он его не узнает. Ведь говорить он стал, не представляясь, а с шутки, как могут шутить только самые близкие друзья. Разговор был примерно такой:

— Здравствуй, Семен Кузьмич! Ну, что ты там делаешь? Работаешь. Ну, так работай, работай. А мы вот тут с твоей женой коньячок пьем. Часа через два придет В.П. чай будем пить. Ты чего не заходишь? Будешь в Москве – заходи, много времени не обещаю, но несколько вопросов будет. В общем, заходи, а если что – звони».

Затем заговорила В.П. Она также пошутила, сказав:

— С.К., приезжайте, мы с Вами коньячок будем пить, а они – чай.

Потом передали трубку мне. Эту встречу, конечно, невозможно забыть, и как было бы чудесно, если наши руководители все были бы такими простыми и милыми.

%d0%b2-%d0%b3%d0%be%d1%81%d1%82%d1%8f%d1%85-%d1%83-%d0%b1%d1%80%d0%b5%d0%b6%d0%bd%d0%b5%d0%b2%d0%b0_12

Фрагмент дневников Р.М.Цвигун. Запись за 27 февраля 1967 г. Семейный архив.

%d0%b2-%d0%b3%d0%be%d1%81%d1%82%d1%8f%d1%85-%d1%83-%d0%b1%d1%80%d0%b5%d0%b6%d0%bd%d0%b5%d0%b2%d0%b0_4

Р.М.Цвигун. Начало 1970-х гг. Москва. Автор фото — Н.Кочнев. Фото из семейного архива

16 апреля 1968 г.

Была у В.П. К концу ужина, когда уже пили чай, пришел с работы Л.И. Вид у него был уставший, пахло папиросным дымом.

На редкость удивительно скромный ужин подали этому человеку: немного очищенной кильки, отварной картофель, творог с кефиром и луком, домашние малосольные огурцы и свежие помидоры. Выпил пару рюмок водки (экспортный вариант) и попросил нас поддержать компанию. Мы выпили коньяк. Было 21 ч. 30 мин. и так каждый почти день, а то и позже приходит он с работы.

Я сказала, что счастлива видеть, чем он питается, и на старости лет буду писать мемуары или рассказывать, как скромно они жили, а то люди думают, что кое-кто бог знает, чем питается!

Спросил о здоровье домашних, передавал привет. Я поспешила уйти, получив приглашение приходить в любое время. Удивительно внимательный человек, очень приятные люди.

%d0%b2-%d0%b3%d0%be%d1%81%d1%82%d1%8f%d1%85-%d1%83-%d0%b1%d1%80%d0%b5%d0%b6%d0%bd%d0%b5%d0%b2%d0%b0_1

Р.М.Цвигун, начало 1970-х гг. Автор фото — Н.Кочнев. Фото из семейного архива

4 февраля 1969 г.

Наконец-то мы в отпуске! Уехать куда-либо далеко не решились. Мама в больнице, у Велы (Виолетта Цвигун, дочь С.К.Цвигуна – прим. Виолетты Ничковой) – сессия. Решили отдыхать в Барвихе. Люди там собрались солидные: Л.И. с В.П., Громыко, Подгорный, Машеров, посол в США – Добрынин, Конев – маршал, Буденый, редактора «Правды» и «Известий», поэты Исаковский, Мирзо Турсун-заде и многие другие.

4 февраля 1970 г.

Вчера были у Гейдара в Барвихе (Гейдар Алиев – прим. Виолетты Ничковой). Вместо 5 часов вечера приехали в 5 час. 35 мин. Гости уже собрались. При таких гостях нельзя было опаздывать, но Семен (С.К.Цвигун – прим. Виолетты Ничковой) задержался у Ю.В. (Андропов – прим. Виолетты Ничковой).

Л.И. встал из-за стола и с приятной улыбкой подошел ко мне поздороваться. Расцеловались. Затем подошла к В.П. и с ней поцеловались. Поздоровались с Машеровыми. Засиделись до 11 час. Разговор за столом был непринужденный. Много говорили об охоте, ружьях. Шел разговор и о религии – мусульманской и христианской.

Л.И. был в синей нейлоновой рубахе, как есть у Семена. Машеров в серо-бежевой водолазке и в пуловере серого цвета. Много шутили над женой Машерова – как она ходит в финскую баню, а там обслуживает фельдшер-мужчина. Называли его просто банщиком и выясняли, что же он там делает (поет хорошо, эвкалиптом поливает, команды подает, когда куда идти).

Надо сказать, что в присутствии Л.И. как-то не чувствуется стесненности. Он всегда держит себя просто, что создает обстановку непринужденности. Я старалась рассмотреть его глаза: они оказались светлыми, а не как я считала раньше карими.

Еще одна замечательная страничка в жизни была перевернута в этот вечер.

%d0%b2-%d0%b3%d0%be%d1%81%d1%82%d1%8f%d1%85-%d1%83-%d0%b1%d1%80%d0%b5%d0%b6%d0%bd%d0%b5%d0%b2%d0%b0_2

Р.М.Цвигун, конец 1970-х гг. Фото из семейного архива

6 ноября 1978 г.

В 17 часов поехала к В.П. Темнело, шел снег. Совсем не хотелось бы на праздник такой погоды.

Очень радушно встретила меня В.П. После недолгой беседы стали пить кофе. И вдруг совсем неожиданно в столовую вошел сам хозяин – Л.И. Поздоровались. Он прошел к другому концу стола и сел. Стал рассматривать бумаги.

Я сказала В.П., что привезла три книги: «Малая земля», «Возрождение», «Конституция» и хотела бы попросить автограф у Л.И. Она взяла мои книги и, подойдя к нему, положила на стол.

Л.И. сделал во всех трех книгах дарственные надписи. Он писал, а я стояла и разглядывала его. Чуть-чуть уставшие глаза, немного похудел, как всегда подтянут.

Уходя, мы попрощались за руку. Он встал из-за стола и подошел ко мне. В.П. проводила меня до самой входной двери. Она сегодня была с правнучкой в цирке и, несмотря на усталость, выглядела хорошо, очень добрая и внимательная. Расцеловавшись, я уехала.

Ехала на дачу и думала об этих замечательных людях. Как хорошо, что они есть, и пусть еще долго будут.

Подписанные книги сохранились:
%d0%b2-%d0%b3%d0%be%d1%81%d1%82%d1%8f%d1%85-%d1%83-%d0%b1%d1%80%d0%b5%d0%b6%d0%bd%d0%b5%d0%b2%d0%b0_8
%d0%b2-%d0%b3%d0%be%d1%81%d1%82%d1%8f%d1%85-%d1%83-%d0%b1%d1%80%d0%b5%d0%b6%d0%bd%d0%b5%d0%b2%d0%b0_9
%d0%b2-%d0%b3%d0%be%d1%81%d1%82%d1%8f%d1%85-%d1%83-%d0%b1%d1%80%d0%b5%d0%b6%d0%bd%d0%b5%d0%b2%d0%b0_10
%d0%b2-%d0%b3%d0%be%d1%81%d1%82%d1%8f%d1%85-%d1%83-%d0%b1%d1%80%d0%b5%d0%b6%d0%bd%d0%b5%d0%b2%d0%b0_11

На удивление в дневниках бабушки нет каких-то особых записей или отметок о Дне Рождении или юбилеях Леонида Ильича. Общение было, но «домами» не дружили. Ранее, я публиковала еще одну выдержку из дневников бабушки, где она рассказывает о поездке на дачу к Виктории Петровне Брежневой на обед (заметку «Фото выходного дня: жена Брежнева. Июльский обед несостоявшихся сестер» можно прочитать по этой ссылке). Не знаю, что писал о Цвигуне в своих дневниках Брежнев, но интересно будет сравнить записи Леонида Ильича с заметками моей бабушки. А пока «декабрь уж на дворе», «праздник к нам приходит» и не один — месяц богат на памятные дни. Желаю всем быть в хорошей компании и помните, ваше присутствие может быть отражено в дневниках, о которых вы, возможно, и не подозреваете!

Автор — Виолетта Ничкова

 

Использование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки на источник.

Автор generaltsvigun.ru

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s