Ежегодно 28 мая в нашей стране отмечается день пограничника. Для моей семьи — это особый праздник: мой дед, Семен Цвигун, находясь в должности первого зампреда КГБ СССР (1967 — 1982 гг.), курировал погранвойска Советского Союза. Это было время, когда структура погранвойск входила в подчинение Комитета госбезопасности, и задачами охраны советских границ дед, по сути, занимался еще задолго до переезда в Москву на Лубянку — и в Азербайджане, и в Таджикистане, и в Молдавии.

Что и как делал Цвигун как куратор погранвойск — на этот счет есть целый вагон материалов.  Более подробно я постараюсь рассказать об этом в книге, использовав все связанные с этой темой документы семейных архивов. А сегодня я публикую несколько фрагментов интервью, которые не вошли в мой документальный фильм о дедушке, потому что хронометраж был ограничен только 44 минутами — таков формат телеканала «Россия». В этих ранее не публиковавшихся воспоминаниях собраны простые человеческие истории и детали, которые дают представление о том, каким именно «главным по границе» был Семен Кузьмич Цвигун.

5

С.К.Цвигун на 60-летии погранвойск в Московском высшем пограничном командном Краснознаменном училище КГБ при СМ СССР им. Моссовета (1978 г.). Фото из семейного архива

Петр Иванчишин, замначальника Политуправления Погранвойск КГБ СССР в 1976 — 1980 гг.:

«…Я вам приведу один пример, который свидетельствует, что Семен Кузьмич для пограничников был своеобразным бронежилетом. Он нас как бы прикрывал и в довольно таких неприятных ситуациях. Семен Кузьмич однажды прибыл в Азербайджан по делам депутатским [С.К.Цвигун долгие годы был депутатом ВС от Нагорного Карабаха — прим. автора] . Мы с начальником войск подъехали и там вместе с ним находились. И в это время на одной из застав Нахичеванского отряда произошел прорыв, ушел в Иран нарушитель границы. Им оказался военнослужащий в ранге прапорщика, военнослужащий поста ПВО, который примыкал прямо к нашей электросигнализационной системе.

Ну, конечно, мы границу там не охраняем от подразделений ПВО. Это войска тоже приграничные, они охраняют небо. Вот поэтому мы с ними взаимодействуем. Фланг этот был широкого пространства, и по плану взаимодействия этот пост ПВО в дневное время осуществлял наблюдение за подходами к этим электросигнализационным системам. А тут человек с этого поста, значит, дерзко преодолел, вот, на виду! Пограничники на удалении наблюдали — там где-то километра полтора вышка находилось. Это было летнее время. Аракс был мелкий. Напротив находился иранский пост. И он прошмыгнул. Дерзкий прорыв через систему. Юрий Владимирович Андропов поручил Цвигуну подъехать туда, поскольку он находится там близко и разобраться.

Ну, мы вместе с Семеном Кузьмичом выехали на эту заставу, прибыли. Понятно, люди там переживают. Людей на заставе было мало. Выстроили ее. Люди себя чувствовали очень такими подавленными, угнетенными, смущенными самим событием. Прорыв – это позор для пограничников. Семен Кузьмич подошел, а он могучий человек был, значит, руку к козырьку приложил: «Здравствуйте, герои пограничники!» Но сам контакт уже произошел. Он сказал: «Ну, чего вы голову вешаете? Военное дело — это не только одни победы. Бывают и поражения. Надо их переносить». Он говорит: «Давайте начнем с бесед с солдатами». Наверное, вот, эта школьная у него привычка учителя. Он определил, кто пойдет в ленинскую комнату на беседу с солдатами. Командование отряда, командование округа и председатель комитета госбезопасности Азербайджана Красильников с нами был. Остальные, говорит, не ходите. А то нас тут больше собралось начальников, чем солдат.

И Семен Кузьмич быстро расположил солдат к себе. Генерал армии, понимаете, первый заместитель, первый раз его видят такого человека. Могучего такого телосложения значит, мог подавить. А он, наоборот, установил как учитель со школьниками контакт душевный: «Ну, расскажите, в чем причина, что вы тут проморгали? Что вы там нарушителя не перехватили?» И солдаты разговорились и начали рассказывать. Вот, если бы это что-то там было, конечно, такого не случилось бы. Фланг большой. Ну, просто мы бежали, но не успели, не догнали. Они рассказывают: тут надо дополнительное техническое заграждение, понимаете, надо пост, надо немножко подкрепить заставу личным составом, потому что фланг широкий. Семен Кузьмич говорит: «Вот, что нам нужно…»

А уже прибыла комиссия из Москвы для расследования прорыва. Он говорит: «Все выезжайте с заставы, солдаты правильно понимают уроки и выводы. Начальник заставы переживает и правильно понимает. Начальника заставы не снимать, а то вы тут покопаетесь, что-то обязательно найдете для того, чтобы снять начальника заставы. Мы для примера выговор, там… а я Юрию Владимировичу доложу». Он всех как бы эвакуировал следователей заставы, оставил ее: «Подержите на контроле, окажите ей помощь, усильте ее личным составом и так далее. Опытных политработников сюда подошлите, чтобы провести соответствующую работу по воодушевлению людей…» В этом проявились его человеческие качества, качества гуманиста. И много таких ситуаций, где он вроде строгим тоном говорит, но он твои боли сразу переживает. Не просто человек осуждающий, а человека сопереживающий.

(фрагмент интервью, снятого в 2004 г. для документального фильма «Генерал Цвигун. Последний выстрел»)

2

Празднование 60-летия погранвойск в Московском высшем пограничном командном Краснознаменном училище КГБ при СМ СССР им. Моссовета, 1978 г. С.К.Цвигун — на трибуне

 

Анатолий Марченко, главный редактор журнала «Пограничник» в 1974 — 1986 гг.

«… С чем, я думаю, пришлось столкнуться Семену Кузьмичу? Прежде всего с тем, что было ослаблено внимание к пограничным заставам, а ведь пограничная застава – это основное звено в охране границы, основное звено, потому что без заставы, может быть чудесным Главк, может быть чудесным весь комитет, могут быть прекрасные, так сказать, начальники войск округов пограничных, отрядов и так далее, но если застава ослаблена, то охрана границы тоже будет конечно не в том состоянии, в котором она должна быть.
Я запомнил, что от Семен Кузьмича, я думаю, что это их общая идея с Юрием Владимирович Андроповым исходило требование тогда, когда он стал курировать войска, что на Государственной границе должен быть государственный порядок, вот такое требование было очень четко и понятно сформулировано. Но, к чести того времени, я скажу, тогда требования были очень конкретные и не расплывчатые, как иногда сейчас. Оно было очень емким, это требование, оно включало в себя множество всяких факторов, в том числе и укрепление кадрами пограничных войск, и укрепление вооружением, и укрепление, значит, чтобы бытовые проблемы лучше решались.

Например, многие заставы, особенно отдаленные, ну, вот, в горах Памира, там, где-то на Дальнем Востоке, они были отрезаны от страны, от жизни, не было радиовещания на некоторых заставах, телевидения не было и так далее. Вот с этим столкнулись, потому что, может быть я немножко утрирую, но заставы находились на допотопном уровне развития, когда требовалось качественно поднять войска по всем параметрам. И вот эта задача была поставлена. Семен Кузьмич, выезжал на границу часто и как куратор пограничных войск он сделал, мне кажется, очень многое в решении этой проблемы. Потому что последовал после этого ряд постановлений ЦК, посвященных пограничным войскам, чего прежде не было вообще.

(фрагмент интервью, снятого в 2004 г. для документального фильма «Генерал Цвигун. Последний выстрел»)

6

С.К.Цвигун награждает пограничников на торжествах по случаю 60-летия погранвойск, Московское высшее пограничное командное Краснознаменное училище КГБ при СМ СССР им. Моссовета, 1978 г. Фото из семейного архива

Михаил Цвигун, сын С.К.Цвигуна:

«… Благодаря отцу я увидел очень многие труднодоступные районы нашей страны,  передние рубежи бывшего Советского Союза, поскольку отец очень часто, особенно в летний период, выезжая в командировки на границу по пограничным районам брал меня с собой. Я должен сказать, что у него было какое то особое чувство к пограничникам, и у меня тоже, вот, с детства есть особое чувство и любовь к людям в зеленых фуражках, поскольку отец, всегда подчеркивал, что пограничники-  это особая категория людей, которые первыми принимают на себя любой первый удар, со стороны врага и первые, кто защищает от проникновения недружественных сил и элементов.

1

«На острове Ратманова», фото В.Смирнова, журнал «Пограничник» №5, май 1978 г. Семейный архив С.К.Цвигуна.

И особенно яркие впечатления у меня остались от поездки, которую он совершил на Памир. Я увязался,  упросил его взять меня и на автомашине «Победа» — была такая машина, правда, модификация была повышенной проходимости, такой прообраз вездехода, — вот на этой автомашине я с отцом поехал. И мы прошли весь Памирский тракт от города Ош в Киргизии и до Хорога — столицы Горно-Бадахшанской автономной области Таджикистана. И удалось побывать и увидеть эту самую высокогорную заставу. Действительно в очень суровых условиях в поселке Мургаб стоял мургабский погранотряд — это высота более 4000 метров, где не хватает кислорода, где не живут даже домашние животные, кошки, куры, а люди там жили, служили, и это был такой очень ответственный участок нашей границы очень большой протяженности.

12

Над Памиром, начало 1960-х гг. Фото из семейного архива.

13_1

С.К.Цвигун (второй слева), Таджикистан, начало 1960-х гг. Фото из семейного архива

15

С.К.Цвигун с сыном Михаилом, поездка по Памирскому тракту, начало 1960-х гг. Фото из семейного архива

17

С.К.Цвигун, Памирский тракт, начало 1960-х гг. Фото из семейного архива

 

 

Я, вот, даже помню, что у начальника погранотряда дважды в день из носа и ушей шла кровь от нехватки кислорода и давления. Вот в таких условиях люди служили! Отец говорил, что вот это — настоящие герои, которые каждый день делают свое героическое дело и не думают о наградах, то есть работают не за награды, а за совесть. И он всегда как-то интересовался, — не только во время служебных совещаний, а уже потом отдельно еще всегда спрашивал, у кого есть какие то проблемы вопросы, и очень многим помогал.

16_1

С.К.Цвигун (крайний слева), Памир, начало 1960-х гг. Фото из семейного архива

Потом уже, особенно позже, (при жизни Семена Кузьмича как-то я меньше с этим сталкивался), после его смерти очень многие люди звонили выражали соболезнование и при встречах в самых неожиданных местах и даже дальних странах  оказывалось, что люди с большой теплотой и с гордостью говорили, что они служили под руководством Семена Кузьмича и рассказывали о нем очень много хороших вещей и сколько, вот, конкретно чего хорошего для кого он сделал, как помог. Вот это было всегда как-то приятно, и это действительно добрая память, я считаю, что она важнее, может быть, даже официальных наград, вот такая человеческая память.

(фрагмент интервью, снятого в 2004 г. для документального фильма «Генерал Цвигун. Последний выстрел»)

В память о пребывании Цвигуна на Памире пограничники подарили ему медвежонка. Браконьеры убили медведицу-мать и пограничники незадолго до приезда Цвигуна на заставу подобрали косолапого малыша.

14

С.К.Цвигун кормит подаренного ему пограничниками медвежонка. Памир, начало 1960-х гг. Фото из семейного архива

Надо понимать, что это было начало 1960-х, дед в то время возглавлял КГБ Таджикистана и постоянно жил с семьей в Душанбе в отдельном небольшом домике с садом. В этот дом Цвигун и привез медвежонка, которого тут же назвали Мартином, «потому что был месяц март», как вспоминала моя бабушка, Роза Михайловна Цвигун. Медведь жил во дворе вместо сторожевой овчарки и каждый раз радостно бежал встречать гостей к калитке. Но это уже совсем другая история…

Автор: Виолетта Ничкова

Автор generaltsvigun.ru

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s