В январе 1971 года терпение у Семена Кузьмича Цвигуна лопнуло. Он многого достиг, на многое мог влиять, но одно очень важное для него обстоятельство никак не поддавалось его контролю: его единственная и горячо любимая дочь Виолетта, которой на тот момент было 25 лет, много курила, и никакие внушения и взывания не могли заставить ее отказаться от сигарет.

6

С.К.Цвигун с дочерью Виолеттой. 1970-е гг. Красная палка предназначалась для ежедневной физзарядки. Семейный архив

Курила моя будущая мама не просто так. Зимой 1971 года она уже была на последнем курсе Первого медицинского института им. Сеченова, а курить студенты-медики начинают курса с первого, максимум со второго — когда идут  занятия в «анатомичке». Но для моего деда это был слабый аргумент. Его — бывшего учителя и директора школы сильно огорчало, как это молодая девушка, красавица и комсомолка, будущая мать его внуков — и курит!

2

Моя мама, Виолетта Цвигун, дочь С.К.Цвигуна. Конец 1960-х — начало 1970-х гг. Семейный архив

8

Дочь С.К.Цвигуна Виолетта. 1970-е гг.

Дело, видимо, приняло самый серьезный оборот, потому что одним январским вечером, — а конкретно 17 января 1971 года семья собралась на даче в Усово и заключила письменный договор, скрепленный подписями трех сторон — моего деда, моей бабушки и моей мамы. Исторический документ был составлен, собственноручно написан и подписан первым заместителем Юрия Владимировича Андропова, т.е. Семеном Кузьмичом Цвигуном.

3

С.К.Цвигун. 1970-е гг. Семейный архив

Тут надо сделать оговорку: дед для моей мамы всю жизнь был авторитетом непреклонным. Ее дочерняя любовь была настоящим обожанием и безграничной преданностью. Семена Кузьмича она боготворила. Всегда и во всем старалась быть достойной его личности, соотносила себя с его принципами, а после его смерти делала все, чтобы сохранить и защитить его память. Тем удивительнее, что при таком отношении к отцу, она не могла бросить курить по его же просьбе и наказу. И тогда мой дед решил прибегнуть к непопулярным мерам.

4

С.К.Цвигун на даче в подмосковном Усово. 1970-е гг. Семейный архив

1971 год оказался знаковым для семьи. Впервые был опубликован роман деда «Мы вернемся» и сразу стал популярным. В тот же год последовали переиздания, а главное — издания республиканские, на языках народов СССР. Из братских соцстран тоже посыпались письма с просьбой напечатать тиражи романа. Все это принесло Семену Кузьмичу помимо читательского признания еще и авторские гонорары. Эту прибавку к семейному бюджету дед решил пустить на беспрецедентную анти-табачную кампанию.

«Договор

Января 17 дня 1971 года.   Усово Дача.

Мы высоко-договаривающиеся стороны: Цвигун Семен Кузьмич с одной стороны и Цвигун Виолетта Семеновна с другой стороны, в присутствии Цвигун Розы Михайловны договорились о следующем:

Пункт 1. Цвигун Виолетта Семеновна добровольно берет на себя обязательство навсегда бросить курить (сигареты, папиросы, сигары, самоделки с табака и махорки и прочей дряни), как в присутствии друзей, товарищей, служащих, родных и близких. В том числе и тогда, когда остается одна в квартире, на даче и в других местах.

2. Цвигун Семен Кузьмич в знак уважения к ее решению и проявленному благоразумию как врача и сознательного гражданина нашей Советской страны, обязуется внести на ее счет в сберегательную кассу в течение года — 1971 — 1972 две тысячи рублей.

Первый взнос внести до 31 декабря 1971 года в сумме пятьсот рублей. Остальные вносить равными долями, но не менее 500 рублей в течение года.

3. В случае нарушения договора со стороны Цвигун Виолетты Семеновны договор немедленно аннулируется и деньги возвращаются Цвигун Семену Кузьмичу.

4. Настоящий договор вступает в законную силу с 20 октября 1971 года.

5. Договор составлен в двух экземплярах, причем оба экземпляра являются аутентичными.

6. Настоящий договор скреплен подписями высоко-договаривающихся сторон.

Цвигун Семен Кузьмич (подпись)

Цвигун Виолетта Семеновна (подпись)

Цвигун Роза Михайловна (подпись). »

договор стр 1

Анти-табачный договор С.К.Цвигуна. Страница 1. 1971 г. Семейный архив

договор стр 2

Анти-табачный договор С.К.Цвигуна. Страница 2. 1971 г. Семейный архив

договор 3

Анти-табачный договор С.К.Цвигуна. Страница 3. 1971 г. Семейный архив

Маме мудро дали отсрочку — договор, заключенный в январе, вступал в силу лишь в октябре, т.е. было время для полного отказа от курения, что за пару дней не сделаешь. Но и первый взнос был обещан только через год — в декабре 1971 года, т.е. через два месяца после запланированного полного отказа от курения со стороны моей мамы. Никаких «утром деньги — вечером стулья», все строго и  продумано.

Сумма, конечно, внушительная — две тысячи рублей при средней зарплате того времени в 120 рублей в месяц. Но эти две тысячи рублей должны были быть растянуты на два года, а на накопление первого взноса в 500 р. выделялся почти год.

Для мамы 1971 год тоже имел переломное значение. В июне она окончила учебу в Первом медицинском институте и получила диплом.

диплом 71

Диплом Виолетты Цвигун, дочери С.К.Цвигуна об окончании Первого медицинского института им. Сеченова. 1971 г. Семейный архив

В сентябре того же года была зачислена в ординатуру «Сеченовки», которую окончила через два года и поступила в аспирантуру — еще три года учебы, которые увенчались защитой кандидатской степени в 1976-м и поступлением на работу во Всесоюзный институт акушерства и гинекологии. Был ли у нее шанс отказаться от курения в таких обстоятельствах?

трудовая 1

Трудовая книжка Виолетты Цвигун, дочери С.К.Цвигуна. Страницы 2-3. Семейный архив

трудовая 2

Трудовая книжка Виолетты Цвигун, дочери С.К.Цвигуна. Страницы 4-5. Семейный архив

14

Виолетта Цвигун, 1970-е гг. Семейный архив

Возможно, на какое-то время мама все же бросила курить. Не столько из-за заманчивого финансового условия, сколько из любви к отцу, которому пришлось проявить такую изобретательность и принять почти отчаянные меры. Но точно одно — лично я ее помню всю жизнь курящей как паровоз. Еще будучи ребенком я, помнится, сильно переживала, что мама так много курит и как-то предложила ей заключить договор, пообещав слушаться и учиться на одни пятерки, если она откажется от сигарет. Наш разговор услышала бабушка и махнула рукой: «Бесполезно! Наш дедушка тоже с ней договор заключал, и что? Надо будет как-нибудь эту бумагу найти…» Бумага нашлась только недавно.

7

Моя мама, Виолетта Цвигун с моим дедом, Семеном Кузьмичем Цвигун на даче в Усово. 1970-е гг. Фото из семейного архива

И все же усилия Семена Кузьмича не прошли даром. Его желание, чтобы дочь не курила, неожиданно реализовалось во мне — его внучке. С малых лет окруженная курящими родителями и другими родственниками, а позже такими же курящими друзьями и коллегами по работе, я оставалась на редкость безразличной к куреву вообще. Думаю, если бы я закурила, никто бы мне и слова не сказал, да со мной никогда и не вели таких бесед о вреде курения. Мои попытки в молодости все же научиться получать удовольствие от курения (все же курят, жизнь в курилках «бьет ключом», а я?…) так и не увенчались успехом. И слава Богу. Дедушка был бы только рад.

5

С.К.Цвигун с женой Розой Михайловной на даче в Усово. 1970-е гг. Фото из семейного архива

15

Мой дед, С.К.Цвигун, я, Виолетта Ничкова и моя мама, Виолетта Цвигун. На даче в Усово, середина 1970-х гг. Семейный архив

Я рассказала об этой истории с анти-табачным договором сегодня, в день 101-летия Семена Кузьмича не случайно. За последнее время медийное пространство еще больше спрессовалось и забурлило, (хотя, казалось, куда уж больше), что продолжать публиковать зарисовки на тему истории КБГ или деятелей ЦК, несмотря на их наличие в моей архиве, пока не очень актуально в нынешней повестке дня. Это мое личное ощущение. А вот тема отцов и детей — вечная. И эпизод с договором показателен: ты можешь многого достичь, занять высокое положение в государственном аппарате, быть любимым мужем и отцом, но все равно оказаться уязвимым, не суметь воспитать в своем ребенке что-то очень для тебя важное или уберечь его от каких-то пагубных вещей. Ничего не поделаешь — свобода воли! Остается лишь каждому нести свой крест.

1

С.К.Цвигун. 1950-е — 1960-е гг. Предположительно в Молдавии или в родном селе Стратиевка Винницкой области. Фото из семейного архива

К слову, о Кресте. Удивительно получилось: дед появился на свет во время одного  из 12 главных православных праздников — на следующий день после Крестовоздвижения, которое Церковь отмечает 27 сентября. А умер — в другой великий христианский праздник — Крещение (19 января).  Был ли он сам крещен при рождении? Я думаю, что был. В большой крестьянской семье в 1917 году в Западной Украине трудно представить, чтобы было иначе. Помнил ли он что-то из детства — из тех азов веры и православной традиции, которую должны были привить ему родители? Неизвестно. Он был коммунистом, членом ЦК и вел, в том числе, идеологическую работу, но богоборцем не был. Я убеждалась в это не раз, когда работала с семейным архивом, но одно наблюдение особенно запомнилось. Вернее даже одна строчка из его предисловия к своей книге «Возмездие».

Он мог этого не делать, но сделал — уже будучи первым замом председателя КГБ — вывел на широкий экран священника в роли важного положительного героя. И важность этой роли отметил. Так появляется персонаж отца Павла в исполнении Ивана Переверзева. Он не «сюжетообразующий» герой, т.е. далеко не ключевой. Однако в предисловии к книге «Возмездие», в которой были собраны все части трилогии, Семен Кузьмич счел важным подчеркнуть роль отца Павла отдельно:

«Неоценимую помощь отряду оказывают местные патриоты — дед Матвей, священник Павел и ряд других…».

16

Иван Переверзев в роли отца Павла (слева) и Ханньо Хассе в роли генерала фон Хорна (справа). Кадр из фильма «Фронт без флангов», снятому по роману С.К.Цвигуна «Мы вернемся». Мосфильм, 1974 г. Реж. Игорь Гостев. Фото из семейного архива

Семен Кузьмич не знал и не мог знать, что спустя много лет после его смерти, его жена станет верующей, примет Крещение, а фамилия священника, который совершит это таинство, окажется Воробьев. Как и у экранного священника Павла Ивановича Воробьева в фильмах «Фронт без флангов» и «Фронт за линией фронта». Их общение с моей бабушкой сохранится на годы и однажды я удивительным образом окажусь соучастником этого общения, но это уже совсем другая история.

От Крестовоздвижения до Крещения. 64 года земной жизни. И 101 год сегодня.

 

Автор — Виолетта Ничкова

Использование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки на источник.

Автор generaltsvigun.ru

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s