18 мая 1967 года в КГБ СССР сменилось руководство. Был назначен новый председатель — им стал Юрий Владимирович Андропов, сменивший на этом посту Владимира Ефимовича Семичастного. В тот же день новый шеф КГБ позвонил в Баку моему деду — председателю КГБ Азербайджанской ССР Семену Кузьмичу Цвигуну.  Уже вечером 18 мая Цвигун по поручению Андропова спешно вылетел в Москву. А через несколько дней дед был официально назначен заместителем Андропова.

2

Празднование 50-летия советских Органов Госбезопасности, декабрь 1967 г. На трибуне — М.А.Суслов. Первый ряд президиума: С.К.Цвигун (четвертый слева), Л.И.Брежнев (второй справа). Фото из семейного архива

4

Торжественное собрание 20 декабря 1967 г. по случаю празднования 50-летия советских органов госбезопасности. Доклад председателя КГБ СССР Ю.В.Андропова. С.К.Цвигун (тогда уже первый заместитель Андропова) — второй слева в первом ряду. Также в первом ряду президиума: Л.И.Брежнев (пятый слева), Н.В.Подгорный (четвертый слева), В.В.Гришин (в центре у микрофонов), М.А.Суслов (третий справа), А.Н.Косыгин (чевертый справа), А.Н.Малыгин (крайний слева). В втором ряду узнаваемы Эрих Мильке (ГДР) и Станислав Ковальчик (ПНР). Фото из семейного архива

О том, как стремительно развивались события тех суматошных майских дней полвека назад можно в подробностях узнать благодаря моей бабушке, Розе Михайловне Цвигун, которая тогда вела свой очередной дневник.

Из дневников Р.М.Цвигун:

18 мая 1967 г.

Сегодня Семен приехал утром с дачи, где он был с Песковым (Песков Николай Денисович, в мае 1967 г. – начальник войск Краснознаменного Закавказского пограничного округа. – Прим. В.Ничковой) и сообщил новость: по радио объявили, что у нас новый председатель комитета – т. Андропов, а Семичастный переходит на другую работу. Это известие было принято у нас в семье без особого сожаления, т.к. ничего от прежнего председателя мы не получили, даже когда Ахундов вышел с предложением о награждении Семена орденом в честь пятидесятилетия, тот не согласился. Он ставил себя, как видно, выше первого секретаря Республики. Одним словом, сожалеть было не о чем.

К десяти часам позвонил Ахундов (вероятно речь идет о Вели Юсуф оглы Ахундове, первом секретаре ЦК Компартии Азербайджана — прим. В.Ничковой) и спросил о новостях. Семен сказал то, что знал, «а о подробностях не знаю». Забеспокоились. Но самое смешное было с Песковым. Он приехал консультировать фильм и заночевал с Семеном в Бильгя, где произошел разговор о двух домиках, в которых летом отдыхают наши сотрудники. Песков стал недавно командующим и начал командовать не с того места. Ему потребовались два домика, и в пылу он заявил, что только через его труп у него возьмут эти дома.

Под конец разговора он смягчился и предложил взамен другие, а утром прибежал к Семену и сообщил новость о снятии Семичастного. Это ведь был его козырь. Он, Петро, Кардышев и В.Е. считались близкими друзьями. Только при их поддержке он стал командующим, и вдруг, пока он ужинал и спорил, у него «отрубили руку».

Нам лично было безразлично, кто будет шефом, любой новый человек для нас лучше, чем прежний, т.к. он до этого работал в Баку вторым секретарем и каждый теперь козыряет знакомством с ним, что, подчас, мешало работе. …….Гейдар (Г.Алиев, будущий президент Азербайджана: в 1967 г. он был заместителем председателя КГБ Азербайджана, т.е. замом С.К.Цвигуна – прим. В.Ничковой) возлагает большие надежды на Петра, К., и Семена в своем продвижении по работе. Что теперь будет со всеми нами?

Когда Семен пришел на обед, то сообщил еще одну новость. Звонил из Сухуми Федя, спрашивал о подробностях. Семен ответил, что ничего не знает и посоветовал узнать у Инаури, а Федя говорит, что тот сам просил узнать Семена. Просто смех. Откуда нам может быть известно?

И вот уж совсем неожиданный звонок из Москвы. Говорит новый председатель. Спросил об обстановке и сказал, что хочет видеть завтра утром у себя Семена. В 16 ч. 30 м. он сказал мне, что надо готовить чемодан, и сегодня в 18 ч. 30 мин. вылететь в Москву. Зачем?

3

Фрагмент дневника Р.М.Цвигун — запись за 18 мая 1967 г. Семейный архив

(18 мая 1967 г. — продолжение дневника Р.М.Цвигун)

Быстро собрала чемодан. К счастью, достала в магазине две новые сорочки. В 17 ч. 45 мин. выехали в аэропорт. Самолет задержался с выгрузкой и вылетел в 19 ч. Когда самолет включил моторы, подъехал Песков к своему самолету. Мы с Гейдаром подошли к нему. Узнав, что Семен сидит в самолете, Песков не поверил, — подумал, что мы шутим. А когда сказали ему, что он полетел в Москву, то он совсем растерялся. Спросил, в форме ли он полетел, одного ли вызвали или всех председателей (имеется в виду «всех председателей КГБ союзных республик – прим. В.Ничковой)?

Мы ответили, что не знаем. Вот так неожиданно начался сегодняшний день и так же неожиданно закончился. Что то будет? Поживем – увидим.

20 мая 1967 г.

Утром позвонила Валентина Степановна: «Как здоровье, как дела?» — и ни слова о случившемся вчера. Только когда я спросила, знает ли о перемене, она ответила: «Да. Жаль Володю, конечно». Мне жалеть не о чем, т.к. я его лично и не знала, если не считать общего «Здрасьте» во время концерта после совещания.

Потом трижды звонил Гейдар. Но и ему я ничего не могла ответить, т.к. звонка из Москвы еще не было.

После двух позвонил Семен. Сказал, что долетел благополучно. Утром был у шефа. Принял хорошо. Поговорили с час о делах, попили чай и после беседы расстались до понедельника, т.е. до 22 мая. Произвел очень хорошее впечатление культурного человека. Спросил, один ли приехал или с женой и, узнав, что один, сказал: «Ну, ничего, сходите в воскресенье в театр, а в понедельник в 9 утра приходите». В этом заботливом вопросе звучал голос культурного человека, которому не безразлично, что будет делать человек в свободное время. Для начала такой разговор – неплохо.

23 мая 1967 г.

К вечеру позвонил П.М. и поздравил с назначением Семена на зам. преда, а вечером я позвонила в Москву и получила подтверждение. Рада ли я? Не знаю. Честно, не знаю. За него рада, для него это большое повышение по работе, а что изменится для меня? Да и за Велу тревожно (Виолетта Цвигун – дочь Розы и Семена Цвигуна, моя мама – прим. В.Ничковой). Я понимаю, что ей тяжело расставаться с Ахмедом, у нее сейчас и радость, и горе. Я вижу, что у нее любовь, но та ли, которая должна быть на всю жизнь? Как быть в таких случаях? Я думаю, что если он ее любит, то и туда приедет.

Устроимся там, справим свадьбу и пусть живут. А может быть, здесь их оставить? Ох уж эта любовь! Если бы знать наверняка. А где он, «верняк»? Какой он? Сейчас у меня в голове одни вопросы, лучше больше не писать.

24 мая 1967 г.

Посыпались поздравления. Валентина Степановна даже на концерт пригласила, но поход не состоится. Сегодня неожиданно умер секретарь ЦК по пропаганде Ш. Курбанов. Молодой, здоровый, полный энергии человек пошел к зубному врачу, тот сделал укол – и нет человека. Какая нелепость! А сегодня у него репетиция премьеры его вещи. Нет, более нелепого случая не придумаешь.

26 мая 1967 г.

Вчера прилетел Семен. Встречали как высшего начальника. Дела велено сдать пока заму. Дома переполох, т.к. в понедельник он должен вернуться в Москву.

27 мая 1967 г.

Правительство устроило прием. Подарили именные часы «Полет». Я была одна из женщин. Потом подъехала Валентина Степановна. Все было как обычно в таких случаях.

30 мая 1967 г.

Сегодня вылетает в Москву. Вместе с ним полетит и Алиев. Страшно переживает за пост председателя (имеется в виду пост председателя КГБ Азербайджана – прим. В.Ничковой).

На аэродроме было много народа. Приехали проводить Семена и болгарскую делегацию. Так что трудно было понять, кого провожают, но человек тридцать провожали Семена. Он немного нервничал, а у меня болела нога, но я не подавала вида, только старалась быть ото всех подальше и стояла с Велочкой и Шукюфой.

Цветы он взять не захотел и все букеты отдал нам. Я все же послала Володю с розами и сказала, что это для бабушки Соколовой, ведь его встретит Александр Николаевич.

Самолет взлетел, и мы поехали домой. Немного грустно, хотя и знаешь, что все должно быть хорошо.

Совсем забыла отметить, что за эти дни наша квартира превратилась в розарий. Везде розы, розы, розы. Даже на аэродроме собралось четыре букета. Большинство сожалеют о нашем отъезде, сожалеют искренне.

В 2 часа ночи позвонили из Москвы и передали, что долетели благополучно, устроились в гостинице, в 417 номере, тел. Д-3-81-53.

1 июня 1967 г.

Говорила с Семеном. Уже приступил к работе, тел. ВЧ-27-04. Работы много, надо входить в дела, так что засиживается до 22 ч. Это и хорошо, с одной стороны что нас там нет – можно больше времени уделить делам.

С питанием вопрос улажен, обедает в столовой. Ну, вот пока и все. А здесь в комитете все сидят и ждут, что будет? Нет рабочего настроения. Оно и понятно: такого председателя – человека навряд ли они скоро встретят. Во всяком случае, та кандидатура, что намечается, совершенно противоположного характера.

5 июня 1967 г.

С утра мне как-то неспокойно, а точнее, со вчерашнего вечера. В последние дни я стала осознавать наш переезд в Москву и немного мечтать. И тут вдруг мне стало страшно. Почему-то всегда так бывает, когда у человека все хорошо, он чего-то достиг, то начинаются беды. Ведь сейчас наша семья так разбросана, и когда она вся соберется, я не знаю. Вчера говорила с Валериком по телефону, и он сказал, что бабушка Евдокия совсем слабая, вот-вот умрет (Валерий Ласкарунский – племянник С.К.Цвигуна, сын его младшей сестры Нины, а бабушка Евдокия – мать С.К.Цвигуна. Они жили на Украине в Винницкой области, на родине Семена Кузьмича. – Прим. В.Ничковой). Ей уж далеко за восемьдесят, но зачем ей умирать? Женщина-крестьянка, вчера была крепкого здоровья, а старость ведь еще не болезнь, так пусть и живет.

(По злой иронии судьбы, Валерий умрет в 35 лет от рака, а мать Семена Кузьмича, — моя прабабушка Евдокия доживет до 1975 г. — Прим. В.Ничковой)

Потом позвонили из Кишинева. Сказали, что моя мама очень волнуется за Мишу и Велочку (Михаил и Виолетта Цвигун – дети Розы и Семена Цвигуна, мои дядя и мама соответственно. – Прим. В.Ничковой), а к тому же у нас пропал билет на самолет, которым она должна была лететь к нам. Вернее, не пропал, а она не полетела. Якобы Дьячковы отсоветовали, и деньги пропали. Конечно, жалко старушке денег, их у ее не так уж много, и собирает она их для подарков внучатам, а теперь и не полетела, и денег нет.

Она у меня очень больна, после эхинококков в легких и печени, она очень сдала, ослабла, но из-за какого-то тупого упрямства не хочет жить с нами, говорит, что ей нужен покой. Часто возникает пневмоторакс. Я просила передать, чтоб не волновалась и завтра вышлю деньги.

3 июня я послала ей посылочку, так что и деньги, и посылку она получит одновременно, т.к. деньги отправлю телеграфом.

И меня, и ее, и всех нас в данный момент волнуют события на Ближнем Востоке. Сегодня узнали, что начались военные действия Израиля против ОАР. Днем включились все арабские страны, в том числе и Сирия, где находится Мишек (Сын Михаил. Здесь бабушка называет его на азербайджанский манер, несколько лет проживания в Баку дали о себе знать на разговорном уровне.  – прим. В.Ничковой). Бедный мальчик, так ему хотелось туда поехать на практику, и так все получилось.

Каждые полчаса я слушаю «Маяк». Сбито свыше 70 самолетов Израиля. Надо полагать, что их вылетает гораздо больше. А бомба не смотрит, куда она падает: на военный объект, мирное население или дипломатический корпус. Война есть война. Страшно подумать, что может быть! Я уже и плакала, и успокаивалась, но сердце так и трепещет. А тут еще Вела видела во сне, что ей выдернули зуб. Это уж совсем нехорошо, плохая примета. Говорят, нельзя верить снам, но, к сожалению, они как-то сбываются. Только пусть уж на этот раз ничего не случится.

6 июня 1967 г.

Сдала кровь на протромбин, отправила деньги маме. И опять сижу у транзистора. Англичане, как видно, усиленно помогают Израилю. Самое разумное, что может сделать человечество, это прекратить столкновение Израиля с арабскими странами…

Более подробно об нахождении Михаила Цвигуна в Сирии, которое совпало с первым месяцем пребывания его отца С.К.Цвигуна на посту заместителя Андропова, а также о встрече Розы Цвигун с женой Леонида Брежнева в июле 1967 г. по приезду в Москву можно прочитать в ранее публиковавшихся заметках блога «СИРИЙСКАЯ ДИЛЕММА» и «ИЮЛЬСКИЙ ОБЕД НЕСОСТОЯВШИХСЯ СЕСТЕР».

Из дневников Р.М.Цвигун:

19 июля 1967 г.

Состоялось решение Моссовета о выдаче нам ордера на квартиру.

20 июля 1967 г.

Ордер получен. С сего дня квартира по адресу г. Москва, ул. Горького, д. 9, кв. 35 принадлежит нам.

21 июля 1967 г.

Сообщила об этом Мише. По-моему, он не рад, хотя особых признаков не проявляет. Это, видно, оттого, что он приболел и находится в госпитале. Врачи подозревали у него язвенную болезнь, но, как показали анализы, это было сильное обострение. Надо бросить курить и сесть на диету.

25 июля 1967 г.

Прилетела домой в Баку. После месяца, проведенного в Москве, Баку кажется совсем другим. Узким и пыльным.

Через несколько месяцев — в ноябре 1967 г. будет принят указ о назначении С.К.Цвигуна первым заместителем председателя КГБ СССР.

1

Празднование 50-летия советских Органов Госбезопаспости, декабрь 1967 г. Возложение венков у Мавзолея В.И.Ленина. Первый ряд в центре — Ю.В.Андропов. Справа от него — С.К.Цвигун. Крайний справа в первом ряду — Эрих Мильке. Фото из семейного архива.

Цвигун останется на этом посту до самой своей смерти в январе 1982 года.

Автор — Виолетта Ничкова

Использование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки на источник

Автор generaltsvigun.ru

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s