С 14 по 29 октября 1976 года мой дед, Семен Кузьмич Цвигун  (первый зампред КГБ СССР) находился с визитом в Народной Республике Болгария вместе с моей бабушкой, Розой Михайловной. В ту далекую осень 40 лет назад дед вел дневник, и это одни из немногих его личных записей, в которых он описывает свои путешествия. А осень 1976 года, помимо прочего, оказалась богатой на охотничьи вылазки: сначала в сентябре дед ходил на охоту с первым секретарем ЦК КП Латвийской ССР Августом Эдуардовичем Воссом во время своего визита в Латвию, а уже в октябре, оказавшись в Болгарии, был вынужден охотиться на оленей.

%d0%be%d1%85%d0%be%d1%82%d0%b0-%d0%b2-%d0%b1%d0%be%d0%bb%d0%b3%d0%b0%d1%80%d0%b8%d0%b8_3

Прибытие Семена Цвигуна в Софию, 14.10.1976. Фото из семейного архива

%d0%be%d1%85%d0%be%d1%82%d0%b0-%d0%b2-%d0%b1%d0%be%d0%bb%d0%b3%d0%b0%d1%80%d0%b8%d0%b8_4

Димитр Стоянов, министр внутренних дел НРБ (слева) встречает Семена Цвигуна (в центре) на аэродроме по прибытии в Народную Республику Болгария. 14.10.1976. Фото из семейного архива

«Вынужден» здесь очень правильное слово — об этом и говорит дневник Семена Цвигуна, фрагменты которого я сегодня публикую. Разбирая записи этих воспоминаний, я даже не сразу заметила, что это две разные охоты с разницей в один месяц  — почерк деда сплошной и довольно непростой для расшифровки, поэтому в конце моей статьи о встрече и охоте с Воссом в качестве спойлера и анонса продолжения затесался диалог с егерем из Болгарии. Но эти воспоминания объединяет одна тема — непростое, неоднозначное отношение Семена Цвигуна, человека военного, в тот момент уже генерал-полковника к охоте.

Дед очень трепетно относился к природе, а оленей считал особым украшением леса, руку на которых поднимать не мог. Охота на диких кабанов, как это было в Латвии (и о чем я еще потом напишу отдельно) — это одно, а олень — на это Семен Кузьмич соглашаться не хотел. Тем интереснее записанный им диалог с человеком, зазвавшим его на охоту, а затем и с начальником местного охотохозяйства, убедившего Цвигуна в периодической необходимости отстрела и оленей тоже. И все же, даже понимая аргументы егерей, дед испытывает тяжелые чувства и не стесняется ими делиться.

Бабушку на охоту тоже взяли, но оставили ловить форель, в чем она проявила особую находчивость, которая, сегодня, правда, вряд ли по карману обычным рыбакам. По окончании охоты прямо в охотничьем домике их ждала встреча с первым секретарем ЦК Компартии Болгарии Тодором Живковым, но это уже отдельная история, а пока — особенности болгарской природы и болгарской охоты из дневника Семена Цвигуна:

«25.10.1976

В этот осенний теплый день ярко светило солнце, лаская своими золотыми лучами чудесные розы, распустившие свои разноцветные бутоны на многочисленных газонах прекрасной столицы солнечной Болгарии – Софии. Когда я подошел к окну своей комнаты, распахнул шторы и взглянул на гору Витоша, я поразился ее красоте, а внизу сверкали осенними красками высокие деревья – буки, дубы, березы, ясени, тополя, черешня, вишня, слива, клены и множество других навечно поселившихся там, на пологих склонах этой изумительной по красоте горы.

Я долго стоял у приоткрытого окна и вдыхал насыщенный кислородом, обильно напоенный ароматом трав теплый осенний воздух, любовался как, построившись в клин, огибая гору на юг спешили журавли.

Вдруг дверь открылась и в комнату вошел, извиняясь, что нарушил мой покой, наш болгарский друг: высокого роста, плотного телосложения, средних лет, брюнет с усталыми, глубоко ввалившимися в орбиты глазами, испещренным морщинами бледным лицом, зачесанными назад черными густыми волосами, одет в серый не по его росту костюм.

Улыбаясь он спросил:

— Семен Кузьмич! Простите, что нарушил Ваш покой, но нам уже пора ехать на охоту.

— Долго нам ехать?

— Нет, минут сорок – обойдем гору Витоша и на ее южных склонах расположился замечательный заповедник, где мы и будем охотиться на диких кабанов и оленей.

— На оленей я охотиться не могу, не поднимается рука. Мне искренне жаль стрелять в этих очень красивых и грациозных, украшающих нашу Землю животных.

— Все, что Вы, Семен Кузьмич, говорите – истинная правда, но поймите, что в каждом лесу должно быть строго такое количество диких зверей, в том числе и оленей, чтобы они не уничтожали лес, особенно молодые деревья, чтобы лес мог систематически обновляться и «самовосстанавливаться», чтобы они (звери) не мешали друг другу. С учетом этого наши лесники совместно с научно-исследовательским институтом лесного хозяйства ведут наши охотохозяйства на строго научной основе. Они выращивают, подкармливают диких зверей, отстреливают не селекционных (уродов, стариков), оберегают молодых и сильных красавцев, т.е. дело ведут с таким расчетом, чтобы стадо оленей, диких кабанов и других животных постоянно повышало свою продуктивность. Вот и в нашем заповедном хозяйстве «Витош» нам необходимо отстреливать около 50 оленей. Вот мы им сегодня поможем выполнить поставленную перед ними программу. Учтите, что отстрелянных зверей администрация сразу сдает на переработку на Софийский мясокомбинат, лишая нас, охотников, даже такого нашего традиционного лакомства во всех странах мира как оленья печенка.

— Что же все-таки остается для охотника? – спросил я, не спуская глаз с Ивана Пенчева.

Он, улыбаясь, ответил:

— Не много. Удовлетворение наших охотничьих страстей и, конечно, замечательный, очень ценный трофей – оленьи рога. Вот и Вы, если убьете с красивыми рогами пожилого оленя, Вы сможете послать их к нам на выставку в город Варна и тогда, кто знает, возможно Ваш трофей получит серебряную или золотую медаль. Так что давайте больше не будем здесь прохлаждаться, а поедем в лес.

— Иван, я же у Вас отдыхаю не один. Со мной моя милая жена – Цвигун Роза Михайловна, журналистка, которая издает свои умные рассказы под псевдонимом Ермольева – это ее девичья фамилия. И оставить ее одну в этом большом доме я не могу.

— Давайте и ее возьмем с собой.

— Но она не охотник, — возразил я.

— Тогда пусть едет с Маргаритой – там есть большое приточное озеро, и они вдвоем будут ловить форель.

Подходившая к нам Роза Михайловна услышала его последние слова и широко заулыбалась:

— Я старая и опытная рыбачка. Посмотри, Иван, какого я себе тридцать лет назад красивого мужа выловила! А та рыбалка была значительно труднее, чем эта. Так что мы сейчас с Маргаритой переоденемся в теплые костюмы и минут через 15 поедем все в месте в заповедник. Пока вы будете охотиться, мы с Маргаритой наловим и к вашему возвращению нажарим рыбы. Я только не знаю, какая рыба у вас водится.

Иван улыбнулся и ответил:

— Конечно, наша страна маленькая, у нас нет таких огромных морей, океанов и пресных водоемов и такого большого рыбного флота, как у вас. Вы с помощью современных кораблей и орудий ловли ежегодно вылавливаете миллионы центнеров рыбы, правда часть ее попадает с помощью внешнеторговых связей и к нам. Но имейте в виду, мы тоже в небольших количествах имеем замечательную рыбу – карпов, щуку, сазанов и, конечно, очень вкусную форель, правда, ее очень трудно ловить. Я думаю Вы сегодня должны ловить только форель.

— Тогда давайте не будем терять времени, а быстрее поедем, чтоб у нас было побольше светового времени, — проговорила Роза Михайловна и вышла из комнаты, стала быстро одеваться.

%d0%be%d1%85%d0%be%d1%82%d0%b0-%d0%b2-%d0%b1%d0%be%d0%bb%d0%b3%d0%b0%d1%80%d0%b8%d0%b8_8

Роза Михаловна Цвигун с рыбными трофеями после рыбалки в заповеднике «Витоша». 25.10.1976. Фото из семейного архива

Через 15 минут «Чайка» и мерседес на повышенной скорости увозили нас в сторону Витоши. Обогнув затянутую туманом гору, мы выехали на ее южные склоны. Там ярко светило солнце, пели птицы, время от времени выбегали к нам на дорогу серые зайцы. Мы сбавили скорость, давая возможность зайцам свернуть с дороги. Машина, петляя по серпантинам, поднималась все выше и выше. Здесь воздух был прохладнее. Лиственные деревья значительно уступали свое место соснам, пихтам и елям. Вдруг деревья расступились, и наши машины выехали на обширную зеленую поляну, на которой, сверкая белизной в лучах поднявшегося в зенит солнца, стоял, построенный в болгарском стиле охотничий дом.

Когда машины развернулись и остановились у его широких резных деревянных дверей, из дома быстро вышел выше среднего роста, подтянутый с седеющими, зачесанными назад волосами, одетый в элегантный охотничий костюм мужчина и, широко открывая двери «Чайки», представился:

— Начальник охотохозяйства «Витоша» майор___ Поздравляю вас с прибытием в наше хозяйство!

Мы быстро вышли из машины, поздоровались с ним, крепко пожав его руки, зашли в отведенные для нас апартаменты, переоделись, проверили оружие и, захватив боеприпасы, вышли из дома. Я вместе с начальником охотохозяйства сел в УАЗ, шофер нажал на газ, и машина, подскакивая на выбоинах, по разбитой грунтовой дороге устремилась вперед, стала углубляться в лес.

%d0%be%d1%85%d0%be%d1%82%d0%b0-%d0%b2-%d0%b1%d0%be%d0%bb%d0%b3%d0%b0%d1%80%d0%b8%d0%b8_5

Димитр Стоянов, министр внутренних дел НРБ (слева) и Семен Цвигун (справа) перед отправкой на охоту, заповедник «Витоша», 25.10.1976. Фото из семейного архива

Роза Михайловна вместе с Маргаритой, вооружившись спиннингами, захватив с собой приманку, сетку для рыбы, в сопровождении егеря направились к озеру. Обойдя холм, они вышли к заросшему у берегов камышом и осокой, озеру, прошли по сделанному из железобетона и дерева причалу, углубившемуся в озеро, сели на возвышающиеся над ним покрашенные в зеленый цвет скамейки, забросили удочки, стали ловить рыбу.

%d0%be%d1%85%d0%be%d1%82%d0%b0-%d0%b2-%d0%b1%d0%be%d0%bb%d0%b3%d0%b0%d1%80%d0%b8%d0%b8_6

Роза Михайловна Цвигун (на втором плане) и Маргарита на рыбалке в заповеднике «Витоша», 25.10.1976. Фото из семейного архива

%d0%be%d1%85%d0%be%d1%82%d0%b0-%d0%b2-%d0%b1%d0%be%d0%bb%d0%b3%d0%b0%d1%80%d0%b8%d0%b8_7

Роза Михайловна Цвигун на рыбалке в заповеднике «Витоша», 25.10.1976. Фото из семейного архива

Они любовались серебряной гладью, чистой как слеза, плавающими у берегов в огромном количестве белыми и желтыми листьями и поминутно меняя насадку на крючках. Хитрая рыба форель наловчилась умело снимать червяка, не попадая на крючок.  Заметив это, Роза Михайловна сказала:

-Так, братцы, мы до вечера ничего не поймаем. Давайте начнем ловить на красную икру.

Егерь тут же открыл баночку, стал красные икринки надевать на крючки. Роза Михайловна забросила удочку недалеко от росшей у причала роскошной плакучей ивы, опустившей свои тонкие ветки, похожие на длинные косы девушки, в воду. Форель мгновенно клюнула, поплавок быстро погрузился в воду. Роза Михайловна резким движением руки подсекла — рыба плотно засела на крючке и, почувствовав неудобство и боль, затрепетала в воде.

Роза Михайловна вынула удочку из воды, довольный егерь снял рыбу, бросил ее в металлическую, наполовину опущенную в воду сетку, и проговорил:

— Поздравляю с удачным началом!

— Спасибо, — отозвалась Роза Михайловна и снова забросила удочку в озеро.

Рядом с ней, сияя от радости, снимала с крючка тоже впервые в своей жизни пойманную форель Маргарита…

%d0%be%d1%85%d0%be%d1%82%d0%b0-%d0%b2-%d0%b1%d0%be%d0%bb%d0%b3%d0%b0%d1%80%d0%b8%d0%b8_2

Маргарита и Роза Михайловна Цвигун с уловом после рыбалки в заповеднике «Витоша», 25.10.1976. Фото из семейного архива

Миновав лес, УАЗ вырвался на оперативный простор: справа и слева просматривались прекрасные поля, на которой зазеленела озимая пшеница, тянулись поляны с сочной зеленой травой. Сверкая своими ядреными зернами, возвышались бугорки ячменя, овса и, отливая золотом, громоздились зерна царицы полей – кукурузы. Здесь паслись табуны оленей и косуль. Давая строкача между ними, пробегали серые зайцы.

Рыча друг на друга, поедая золотистые зерна кукурузы, кормушки осаждали целые семьи различного возраста черных диких свиней и поросят, и кабанов. Как только машина приблизилась, олени косули и кабаны, услышав ее звук, на огромной скорости убегали и скрывались в зарослях леса. Правда, олень-вожак время от времени останавливался, смотрел внимательно в нашу сторону и потом неторопливо уходил за своим стадом в лес. Во время одной из таких остановок начальник охотохозяйства, взглянув на меня, сказал:

— Семен Кузьмич, стреляйте в него, все равно нам нужно его отстрелить, он уже старый, но во время рева забил у нас двух прекрасных племенных молодых оленей. Мы давно гоняемся за ним, чтобы его уничтожить.

— Жалко! – проговорил я.

— Нечего жалеть, он теперь для нашего хозяйства превратился во вредителя, хотя всего несколько лет тому назад был его украшением. Если Вы не будете стрелять, мы сами его убьем. Тем более, посмотрите, какую он носит на голове корону – минимум с закрытыми глазами международная комиссия за них присудит серебряную медаль.

Старый олень не спешил уходить. Он отбежал от нас на 250-300 метров, поднялся на холм и принял грациозную позу, повернув свою красивую голову в нашу сторону, внимательно рассматривая охотников.

— Стреляйте или это сделаю я! –  с раздражением проговорил начальник охотохозяйства.

%d0%be%d1%85%d0%be%d1%82%d0%b0-%d0%b2-%d0%b1%d0%be%d0%bb%d0%b3%d0%b0%d1%80%d0%b8%d0%b8_9

Фрагмент личного дневника Семена Цвигуна, запись за 25.10.1976 г. Семейный архив

%d0%be%d1%85%d0%be%d1%82%d0%b0-%d0%b2-%d0%b1%d0%be%d0%bb%d0%b3%d0%b0%d1%80%d0%b8%d0%b8_10

В этом дневнике Семен Цвигун вел неофициальные записи своих визитов в Латвию и Болгарию, а также записывал некоторые семейные воспоминания. Несмотря на многообещающее название, служебных заметок конкретно в этом дневнике Семен Цвигун не делал, государственных секретов там нет. Семейный архив.

Я прицелился и выстрелил. В ту же секунду огромный рогач свечой вскочил вверх, потом, понурив голову вниз, пробежал из пологих склонов в овраг около трехсот метров, закачался и упал в высокую, сухую траву. Когда мы подошли к нему, он, запрокинув на бок свою красивую голову, на которой возвышалась величественная корона, вытянулся и, как будто вылитый из мрамора, лежал мертвый. Я взглянул на него и мне стало очень жаль этого замечательного красавца заповедника «Витоша». Не скрывая своих чувств, я поделился о них с начальником охотохозяйства.

— Если руководствоваться только Вашими чувствами, то эти красавцы сначала уничтожили бы наши леса, а затем погибли бы сами от бескормицы. А мы, дорогой наш советский друг Семен Кузьмич, ведем наше охотохозяйство в соответствии с последними достижениями нашей науки и, как видите, мы выращиваем замечательных оленей, косуль, дикий кабанов, зайцев, фазанов, охотимся на них в разумных пределах, постепенно расширяем стада и сохраняем лес. Как видите, мы все развиваем в соответствии с существующей в природе гармонией и в этом наша сила. У нас, мы заметили, появились волки, которые иногда поедали зайцев, косуль, даже оленей. Мы, не разобравшись, собрали около сотни охотников с собаками, оцепили наш лесной массив, где скрывались волки, обнаружили их и в большинстве истребили. И что же получилось? У нас стали болеть олени, косули, зайцы. Болезнь прогрессировала, охватывая все новых и новых животных. Когда мы обратились за помощью к нашим крупным ученым, оказалось, что мы уничтожили наших санитаров, которые вовремя истребляли больных и слабых зверей и, тем самым, вовремя пресекали распространение инфекции среди животных. Посоветовавшись, мы снова завезли к себе несколько волчих стай, и болезни среди зверей снова прекратились.

— Спасибо за умные советы, — проговорил я, крепко пожимая руку начальника охотохозяйства. Он, довольный, что убедил меня в отстреле зверей, подогнал машину, выбросил специальный погрузчик, вместе с егерем стал грузить убитого оленя в машину.

Я положил ружье возле дуба, подошел к машине, стал им помогать. Когда олень, сверкая своими огромными рогами, взгромоздился на автомашину, мы закурили сигареты, поздравили друг друга с удачной охотой и поехали к охотничьему дому. В пути нам перебегали дорогу красивые рогачи, козлы, зайцы, кабаны. Мы, любуясь их грациозными формами, смотрели на них, но не стреляли.

В 20:00 мы прибыли в охотохозяйство. Нас радостно встретили наши товарищи, жены, егеря. Они поздравили с удачной охотой, сгрузили оленя с машины, сфотографировали нас на фоне убитого оленя.

%d0%be%d1%85%d0%be%d1%82%d0%b0-%d0%b2-%d0%b1%d0%be%d0%bb%d0%b3%d0%b0%d1%80%d0%b8%d0%b8_1_1

Семен Цвигун по окончании охоты в заповеднике «Витоша» рядом с трофейным оленем. 25.10.1976. Фото из семейного архива

%d0%be%d1%85%d0%be%d1%82%d0%b0-%d0%b2-%d0%b1%d0%be%d0%bb%d0%b3%d0%b0%d1%80%d0%b8%d0%b8_1

Савченко Иван Тихонович, бывший замминистра госбезопасности СССР (1951-1952 гг.), представитель КГБ СССР при МВД НРБ (слева) и Семен Кузьмич Цвигун (крайний справа)  рядом с трофейным оленем, 25.10.1976. Фото из семейного архива

После этого они сказали: «Семен Кузьмич, быстро переодевайтесь, ровно в 20:30 минут в охотохозяйство для встречи с Вами приедет первый секретарь ЦК КП НРБ товарищ Тодор Живков, он хочет с Вами встретиться, обсудить некоторые назревшие вопросы и поужинать с Вами.

—  Это для меня большая честь и радость, — оживился я, быстро зашел в отведенный для меня второй апартамент, переоделся и вместе с женой – Розой Михайловной в 20:25 вышел в парадную встречать товарища Живкова… »

(продолжение следует)

Автор: Виолетта Ничкова

Использование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки на источник.

 

Автор generaltsvigun.ru

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s